Как научить ребенка сидеть?

Прежде, чем мы начнем эту тему, хочу напомнить, что нет уникальных методов, которые по мановению волшебной палочки превратят ребенка в послушного и прилежного ученика. Подход к обучению как этого, так и других навыков, должен быть индивидуальным, и соответствовать методам, с помощью которых ребенок учится максимально эффективно. По этому, эта тема будет раскрыта на основе общих поведенческих принципов, которые преобладают при обучении навыков вообще.


Итак, первый этап в обучении того или иного поведения - это определение самого поведения, его влияния на окружающую среду. А также решения, что мы хотим делать с этим поведением - обучить (если такового вообще не существует в репертуаре ребенка), усилить (сделать так, что бы поведения повторялось чаще, или длилось дольше), или ослабить (сделать так, что бы поведение прекратилось вообще, или стало появляться реже).

В нашем случае - мы хотим научить ребенка сидеть.

НО... где именно сидеть, как долго сидеть, просто сидеть, или еще что-нибудь делать во время сидения?

Здесь нам нужно точное определение - допустим, мы хотим, что бы ребенок научился сидеть на детском стульчике, за столом, и играть в настольную игру - складывать мозаику, в течение 5 минут. Или, мы хотим, что бы ребенок научился сидеть на стуле на кухне, за обеденным столом, и есть вместе со всей семьей ужин - в течение получаса.


Теперь мы должны определить самый важный момент, - какие мотивационные факторы влияют на то, что ребенок сидит за столом. То есть, "выгодно" ли ему это вообще? В случае с мозаикой - любит ли ребенок собирать мозаику? Может он вообще мозаику терпеть не может? Или что происходит, когда он просто сидит за столом? То, что его хвалят родители за спокойное "сидение" - влияет ли это вообще на него? В случае с ужином - хочет ли ребенок кушать вообще? Если он встанет из-за стола, и пропустит ужин - сможет ли он покушать потом, скажем, перед телевизором?

Очень часто дети с аутизмом затрудняются сидеть на месте из-за сенсо-моторных проблем (то есть, они получают сенсорный фидбек от постоянного движения), а также, когда воспринимают сидение за столом как "мучение", то есть выполнения трудных заданий, к которым у них нет никакого интереса.

Значит, функции того, что ребенок не сидит за столом, могут быть следующие:


1. Они избегают занятий за столом, т.к. им это трудно/неприятно/скучно.

2. Они затрудняются сидеть, т.к. в движении для них есть гораздо больше мотивации, чем в статическом положении.

3. Ребенку не обязательно сидеть за столом для того, что бы получить то, что ему нужно – например, за ужином все кушают хлеб, а он его не любит. И, когда он отказывается есть – то, в конце концов, ему дают любимые булочки, да еще и перед телевизором.

4. Внимание - например, мама будет бегать за ним по квартире с ложкой, и кормить его (а эта игра гораздо интереснее для него, чем скучная трапеза, когда он не получает так много внимания от мамы). Или, "негативное" внимание - например, крики и то что родители выходят из себя, является более сильным мотивационным фактором, чем тихая похвала - когда он тихо играет.

Теперь, в случае умения сидеть, речь, скорее всего, идет об усилении навыка, т.к. редко найдется ребенок, который вообще не умеет сидеть. Обычно, дети умеют сидеть, но не долго, не часто, и иногда не в том месте, где нужно.

Раз речь идет об усилении, то нам нужен какой либо фактор/стимул, с помощью которого мы можем усилить поведение. И, с другой стороны, мы должны "ослабить" неусидчивость. То есть сделать так, что бы "неусидчивость" была ребенку менее "выгодна", чем "усидчивость". Или, чтобы стимулы, которые усиливают усидчивость, были сильнее, чем факторы, которые усиливают неусидчивость.

И еще одна важная вещь, которая нам нужна, прежде чем мы приступим к обучению - это определениe начального уровня поведения, то есть, сколько времени, где и при каких обстоятельствах ребенок все-таки сидит - на сегодняшний день. Кроме того, что это послужит основой определения прогресса (то есть, если сегодня ребенок умеет сидеть одну минуту за столом и складывать паззлы, когда он научится сидеть за столом 2, а потом 3 минуты - это будет прогрессом), это поможет нам выстроить пошаговое обучение, которое будет более основательным и не приведет к усилению проблемы.

После того, как мы определили причины усидчивости, и неусидчивости мы можем применить некоторые из следующих принципов:


1. В случае, когда ребенок затрудняется сидеть из-за сенсомоторных проблем - следует продвигаться очень постепенно, и начать обучение с очень короткого периода времени, и постепенно увеличивать промежуток времени. Как только этот период времени пройдет - можно дать ребенку поощрение (например, конфетку, или игрушку), но главное - позволить ему встать. Можно использовать счет. Вы говорите ребенку "Алеша, садись!" и усаживаете его на стул, считаете до 5-ти, даете игрушку и отпускаете. Через 20 секунд повторяете процедуру, но уже считаете до 6, или до 5-ти, но медленнее, и т.д.

Помните, что "неусидчивость" усиливается автоматически, и поэтому поощрение "усидчивости" должно быть очень мотивационным.

2. В случае, когда ребенок избегает сидения за столом из-за требований и занятий, нужно в первую очередь снизить уровень этих требований до минимального, а лучше вообще начать с любимого занятия, и постепенно увеличивать уровень требований. Например, если вы хотите, что бы ваш ребенок писал буквы, а он терпеть не может писать буквы, то сначала предложите ему сесть и, скажем, порисовать красками (скажем, что это занятие ему нравится). Когда он занят любимым занятием за столом - вы уже можете начать поощрять сидение за столом. После того, как он закончит рисовать, предложите ему написать только одну букву, и как только он это сделает - дайте поощрение, и сразу позвольте ему встать. В следующий раз - потребуйте написать 2 буквы, потом 3 буквы и так далее. Чем дольше ребенок сидит за столом, и чем более сосредоточен, тем поощрение должно быть большим.

3. В том случае, когда неусидчивость ребенка вызывает реакцию и привлекает внимание - одним из наиболее действенных способов будет прекратить обращать внимание на "убегания", беготню и т.д., и наоборот, больше уделять внимания ребенку, когда он спокойно сидит и играет. Можно проявить инициативу - и самим предложить ребенку игру - за столом, (чем чаще, тем лучше!), и "отдать" полностью все внимание ему.

4. И, наконец, когда ребенок из-за неусидчивости получает "скидки", и те вещи, которые он не получает, когда сидит спокойно (например, получает булочки, и отказывается от хлеба), то наилучшим действием будет предоставление ему этих вещей только когда он сидит. То есть, не смотря на то, что вся семья кушает хлеб, нужно дать ребенку булочку - как только он садится за стол вместе со всеми. Но, если вдруг он встанет из-за стола и убежит - то булочку он уже получить не сможет, - ни при каких условиях!! только если опять сядет за стол вместе со всеми.

Эти относительно простые способы обучения могут быть эффективными, если правильно определить поведение, и те факторы, которые стимулируют его появление, а так же его отсутствие. Но, чаще всего, в жизни не бывает простых случаев для определения, и требуется опыт и настойчивость, для того, что бы это сделать. Поэтому очень важно не опускать руки, а постоянно искать решения, которые подходят именно вашему ребенку, его интересам, мотивационным факторам и способу обучения.

АВА в учебных заведениях

Первые учебные заведения для детей с аутизмом, основанные на АВА-подходе, появились в Израиле 5-6 лет назад.


И снова, решающую роль в их основании сыграли родители - чьи дети достигли школьного возраста, и у которых была домашняя программа АВА. Обоснованием этому послужило восприятие конвенциональных спец-ужреждений, как не способных использовать весь потенциал, заложенный в ребенке, и как "затормаживающих", а не "продвигающих". После долгой и продолжительной борьбы с министерством образования было дано разрешение на включение АВА-принципов в общую образовательную программу - в 2 школах и одном спец-садике (Это на весь Израиль!)

Как работает АВА в "АВА - садике"?

В таком садике, как и в любом обычном спец-садике - до 8 детей, в возрасте от 3-х до 7-ми лет. Садик работает с 7.30 до 17.00. В эток промежуток времени у ребенка есть, как минимум, 2,5 часа индивидуальных занятий с терапистом АВА. Это может быть нянечка, или сама воспитательница, или девушки, проходящие "Национальную службу" (типа армии, но не на военной базе, а в тылу - помощь инвалидам, детям, старикам, репатриантам и)т.д.) В АВА садике обычно две воспитательницы (одна работает утром, другая вечером), 2-3 нянечки, и 3-4 "службистки". Все они проходят тренинг, как работать с каждым из детей. Тренинг и индивидуальную программу строит супервайзор, который курирует садик (может быть один супервайзор на 2-3 садика). Кроме индивидуальный занятий по АВА программе, есть еще индивидуальные занятия с пара-профессионалами - 2 занятия в неделю по полчаса для каждого из детей, с каждым из специалистов - дефектолог, трудотерапист и психолог или эмоциональная терапия. И, конечно, есть групповые занятия, которые тоже основываются на принципах АВА.


Школа АВА обычно работает в таком же режиме, но там немного меньше терапистов.

Нет сомнений, что обучение в таких садиках намного эффективнее, чем в обычных. Но и здесь есть немало трудностей, и, если сравнивать программу обучения на дому и программу обучения в учебном заведении, то можно найти и преимущества и недостатки.


Учебная программа: В домашней программе учебная программа строится сугубо индивидуально, в то время как в учебном заведении иногда "гребут всех под одну гребенку". К сожалению, если супервайзор не достаточно професионален, это может случится. И даже, если программа была построена индивидуально, иногда, из-за логистики и практических неудобств, как тренинги для персонала и недостаток времени для тренингов, тераписты начинают забывать со временем разницу, и после определенного периода времени начинают заниматься со всеми детьми теми программами, о которых помнят, и в которых не испытывают трудностей.

Качество рабочего персонала; В то время, когда в домашней программе работают лучшие тераписты - т.к. родители и супервайзор выбирают их сами, в учебных заведениях выбора нет. Нянечками в садиках работают женщины средних лет, иногда предпенсионного возраста, у которых уже нет сил. К тому же, работа нянечки очень низко оплачиваемая, и обычно образованные женщины туда работать не идут. Есть, конечно, исключения из правил, но, к сожалению, очень редко. А девушки из "Национальной службы" - это молодые 18-ти летние девчонки, у которых ветер в голове (ну и любовь, конечно!). Они, конечно, молодые и энергичные, но не всегда понимают всю серьезность работы, и не всегда с точностью выполняют инструкции.


Несмотря на эти недостатки, у учебных заведений есть явное преимущество - это групповые занятия, а также работа на протяжении целого дня. Если в домашних условиях АВА ограничивается индивидуальными занятиями, и в течении определенного времени (2-3 часа), то здесь принципы АВА применимы и во время ритмики, и прогулки во дворе, и обеденной трапезы. Очень часто у ребенка, обучаемого в домашней программе, развивается зависимость от взрослого, из-за постоянного обучения 1:1. В саду у ребенка есть гораздо больше возможностей для обобщения полученных знаний, и общения.

На сегодняшний день в Израиле есть около 10 яслей (для детей 2-3 лет), 3-4 специализированных садика, и одна школа - основанные только на АВА. Но, и многие другие учебные заведения - школы и садики, вносят АВА в учебную программу. Эти учебные заведения основываются скорее на "эклектическом" (собирательном) принципе, и объединяют в себе несколько терапевтических подходов.

Как выглядит АВА терапия в Израиле?

Многие читатели, живущие на территории России и стран СНГ, интересуются, как выглядит АВА терапия, и что из этого можно применить в российских условиях, где практически не существуют специалистов.
Сначала приведу пример классической АВА терапии, занимающей 40 терапевтических часов в неделю. Но сразу же оговорюсь, и скажу, что в Израиле есть только очень маленький процент семей, которые применяют АВА терапию в таком размере.

Итак, весь терапевтический подход построен "пирамидальным" образом:

Тераписты, которые на самом деле являются неопытными студентами, ищущими подработку, получают все необходимые знания по АВА в процессе работы с ребенком - от супервайзера и координатора, и работают с ребенком посменно. В виду того, что терапевтическая программа занимает 6-8 часов в день, то каждый из терапистов работает по 3-4 часа в день, 2-4 раза в неделю. Среди терапистов обычно есть большая текучка, т.к. они воспринимают эту работу как временную подработку. На их обучение тратиться немало усилий и энергии, и иногда эти усилия окупаются - то есть, терапист остается работать с ребенком долгое время, и продвигает его. Но, к сожалению, это скорее исключение из правила, нежели, правило. В среднем, тераписты не задерживаются в одной семье больше года.
В Израиле практически каждый человек может стать терапистом, как мужчины, так и женщины. Возраст работающих терапистов - от 20-30 лет в среднем, но есть и старше (до 50), есть и младше (18-19 лет). В частные семьи в основном устраиваются коренные израильтяне, и русские репатрианты. Молодые люди арабской национальности и репатрианты из Эфиопии работают только в общественных учреждениях (садах или школах).
Я как-то спросила на одном из форумов, почему в России студенты не могут подрабатывать как тераписты. Мне ответили, что российские студенты не нуждаются в подработке. Хорошо живете, товарищи!

Координатор - это тот самый опытный терапист, который уже более года работает с ребенком; который применяет все полученные знания в работе с ним, у которого есть продуктивные идеи на счет продвижения ребенка и программы, и который является "правой рукой" как родителей, так и супервайзoра. На самом деле, хороший координатор - это большая ценность. Они действительно встречаются, в основном, только в больших 30-40 часовых терапевтических программах. В меньших программах обходятся без них.

Супервайзор - это специалист, который, в принципе, должен иметь большой опыт работы, специальное образование и сертификат. Чаще всего, супервайзорами становятся координаторы, которые уже достаточно лет (4-5) находятся в АВА, и которые чувствуют, что могут и хотят продвигаться дальше. К вашему удивлению скажу, что в Израиле, только у 5% супервайзоров, работающих и консультирующих АВА программы - есть международный сертификат. И еще, у 20% есть образование (они закончили курсы проф.подготовки). А все остальные работают, основываясь только на своем личном опыте. "Ужас!", скажете вы. "Правильно!", соглашусь я с вами. Но это - правда, это то, что существует, так это работает в Израиле, и я думаю, что и в России, и в странах СНГ - если не сейчас, то очень скоро так и будет.

Что должен делать супервайзор?
Оценку первоначальных навыков, построение программы, обучение терапистов и координаторов, мониторинг продвижения ребенка, и мониторинг улучшения навыков самих терапистов, обучение родителей, интеграция и кооперация с другими специалистами (дефектолог, психолог, трудотерапия, и т.д.).
То есть, программа АВА работает так: Супервайзор строит программу ребенку, основываясь на оценке его данных, обучает терапистов как ее выполнять. Тераписты выполняют программу, и собирают данные. Супервайзор (или координатор) эти данные обрабатывает, и на их основе делает изменения в программе. Потом обучает терапистов, как выполнять измененную программу. Тераписты выполняют программу и собирают данные, и суперваизор опять эти данные обрабатывает, и делает изменения в программе. И так далее.

Так это работает в "больших" масштабах. Частичные программы (6-15 терапевтических часов в неделю) обычно выполняются одним-двумя терапистами, под руководством супервайзора, и обычно сосредотачиваются на обучении определенного количества навыков, или коррекции какого-либо неприемлемого поведения. Иногда, вместо одного из терапистов работает один из родителей, или один из родителей выполняет функции координатора программы.
Содержание частичной АВА программы обходится родителям от 2000 шекелей до 4000 шекелей в месяц (1$=4 шекеля). Содержание обширной АВА программы может доходить до 10000 шекелей в месяц. Семьи не получают никаких дотаций от государства, за исключением пенсии по инвалидности - 2000 шекелей в месяц, которая предоставляется только детям с низким уровнем функционирования.

Поэтому, далеко не каждая семья в Израиле может позволить себе обучение ребенка на дому, по АВА. Многие семьи работают только по частичной программе, после того, как ребенок возвращается из спец-сада или школы.

Некоторые учебные заведения в Израиле тоже начали работать на основе АВА, но об этом мы поговорим в другой раз.
Вопросы? В комментарии!
 Центр АВА в Израиле

Почему метод АВА является научно обоснованным?

В любой науке исследования основываются на объективных данных, изменения в которых наблюдаются вследствие манипуляции каких-либо факторов. Но когда мы говорим о поведении, иногда кажется невозможным его измерить. Что значит измерить поведение? Какими инструментами? Что потом делать с этими "измеренными" данными? Зачем вообще это нужно?
Однако, в АВА, существуют немало инструментальных методик измерения поведенческих данных. Данные о поведении позволяют заключить, является та или иная интервенция эффективной, или следует изменить, или прекратить это вмешательство.

Только благодаря способности определять, анализировать, применять нужные методы обучения, и измерять их эффективность, АВА отличается от других методик лечения детей с аутизмом, и признана самой эффективной обучающей методикой.

Итак, поведение происходит в определенный момент времени. То есть, появился определенный фактор в окружающей среде - и после него появилось поведение (Temporal Locus).

Например, мы работаем над выполнением инструкций. Мама говорит ребенку: "Иди сюда!". Сколько времени прошло, пока ребенок выполнил инструкцию? Секунда? Две? Пять? Вообще не пришел?
Эти данные мы записываем - на протяжении нескольких дней. После этого мы начинаем обучающую программу.

Например, когда ребенку дается инструкция, и он выполняет ее быстро (скажем, не более 2 секунд), то получает какое-либо поощрение.
И продолжаем записывать данные. Желательно построить график на основе этих данных.



После того, как мы увидим на графике, что время, которое проходит с подачи инструкции до выполнения инструкции - уменьшилось, следовательно, наша программа была эффективной.

Второе измерение поведения - сколько времени длится поведение (Temporal Extent). Сколько времени прошло с момента начала действия/поведения, до того момента, когда действие прекратилось.

Например, сколько времени ребенок смотрит в глаза? Секунду? Две секунды? 30 секунд?

Еще пример. Сколько времени ребенок сидит спокойно во время просмотра телевизора? Минуту? 5 минут? Полчаса? Два часа?

Еще пример? Сколько времени продолжается истерика, когда от ребенка требуют вернуться домой после прогулки? Полчаса? Два часа? 15 минут?

Эти промежутки времени записываются. Потом начинается обучающая программа, в которой ребенок получает поощрение, если дольше смотрит в глаза, или дольше сидит спокойно, или быстрее успокаивается. Продолжаем собирать данные, строим график, и смотрим, является ли эффективным та учебная программа, которую мы выполняем.
Вот график, построенный на настоящих данных.


Девочка Авивит*, 6 лет, (УО), чересчур подвижная, затрудняется сидеть за столом, и сосредоточится на выполнении даже таких простых заданий, как нанизывание бус, собирание мозаики и рисование. По программе, Авивит получает жетон, если продолжает сидеть за столом и выполнять задания - каждые 2-3 минуты. Когда она соберет 10 жетонов, Авивит может выбрать приз/поощрение.
Как видите, данная программа оказалась эффективной. Сегодня Авивит может просидеть за столом весь урок (40-45 минут без перерыва), потом выйти на переменку, и потом просидеть еще один урок.

И дополнительное измерение поведения - сколько раз поведение повторяется (Repeatability).

Это просто. Сколько раз в день ребенок проявляет инициативу? Восемь? Двадцать два? Тысяча восемнадцать?
Сколько раз в день ребенок мочится в штанишки? Один? Два? Восемь?
Сколько раз в минуту ребенок бьет себя по голове? Шестнадцать? Один?

Записали данные, применили программу, записали данные, построили график, и смотрим - стало больше повторений? Меньше? Ничего не изменилось?
Вот настоящие данные ребенка.



Мальчик Одед*, 3,5 года, Аутизм в тяжелой форме. Первичные навыки коммуникации на очень низком уровне. Его программа заключалась в том, что каждый раз когда он спонтанно (т.е. без подсказки) смотрит в глаза, или проявляет инициативу (просит что-либо), - получает специальное поощрение ("бамба" - что-то типа картофельных чипсов, но со вкусом орехов). Данные говорят сами за себя...

Еще существуют комбинации измерений - промежуток времени, который проходит между одним поведением и другим; акселерация (скорость увеличения/уменьшения количества повторений), но о них мы сегодня говорить не будем.
Вопросы?
*Все имена в этой статье вымышленные