Этика в Прикладном Анализе Поведения. Двойственные отношения.

Этика в Прикладном Анализе Поведения
Руководство по професиональной этике и ответственному поведению поведенческих аналитиков (ВАСВ, 2010) призывает профессионалов АВА избегать двойственных отношений и конфликта интересов:



Пункт 1.06. Двойные отношения и конфликт интересов.
  • (а) Для поведенческого аналитика неприемлемо и неразумно вступать в различного рода неформальные, социальные, непрофессиональные взаимоотношения с клиентами, учениками, подчиненными или участниками эксперимента, во многих социальных ситуациях и сообществах. Поведенческие аналитики должны осознавать потенциальное пагубное воздействие посторонних контактов на их работу и на тех лиц, с которыми они взаимодействуют.
  • (b) Поведенческий аналитик воздерживается от обещания личных, научных, профессиональных, финансовых или других отношений с каким-либо человеком, или от вступления во взаимодействие с ним, если есть вероятность, что такие взаимоотношения могут оказать пагубное влияние на объективность поведенческого аналитика или иным образом повлиять на его способность эффективно выполнять свои функции как поведенческого аналитика, или же могут навредить либо использовать в личных целях другую сторону. 
  • (с) Если поведенческий аналитик обнаруживает, что, в связи с непредвиденными обстоятельствами, возникли потенциально опасные неоднозначные отношения (то есть такие, в которых существует вероятность присутствия конфликта интересов или чрезмерного влияния), поведенческий аналитик пытается разрешить ситуацию с учетом интересов пострадавшей стороны и максимальным соблюдением данных Рекомендаций.
Примером нарушения этих правил может стать ситуация, в которых поведенческий специалист становится другом семьи, когда специалист и родитель общаются друг с другом на "Ты", приглашают друг друга в гости, отмечают вместе знаменательные события и праздники, выезжают за город и весело проводят время. Эта ситуация может привести к тому, что специалист будет действовать в отдельных ситуациях в интересах родителей, но не ребенка, и будет работать над нефункциональными целями, чтобы "угодить" родителям-друзьям, или не расстраивать их, или избегать конфликтных ситуаций. Данная ситуация также может привести к тому, что родители будут продолжать пользоваться услугами специалиста, даже если он выполняет их некачественно, боясь расстроить его или  обидеть. В данном случае, прежде всего страдает ребенок, с которым занимается специалист, т.к. работа будет вестись неэффективно, и он не сможет достичь функциональных целей.

Дополнительный пример, когда родитель ребенка, с которым занимается АВА специалист, является также его работодателем в других условиях. Родитель ребенка может быть руководителем терапевтического центра, и тогда специалист, работая с ребенком и в центре, и дома, может уделять особое внимание именно ребенку руководителя, в то время, как другим детям в центре будут выделены меньшие ресурсы. Также АВА специалист может воздерживаться от указаний или тренинга такого родителя, или включения его в обучающий процесс, или от критики в его адрес, боясь лишиться своего основного места работы.

Конфликт интересов может возникнуть также между супервизором и супервизируемым им специалистом. Став друзьями, супервизируемый специалист перестанет воспринимать указания и обратную связь со стороны супервизора как руководство к действию. Или супервизор будет воздерживаться от критики в адрес супервизируемого. Таким образом супервизия будет осуществяться некачественно, и работа супервизируемого специалиста будет некачественной.

Случаи двойственных отношений и возникновение конфликта интересов являются частыми в практике поведенческих аналитиков, и требуется четкое понимание характера этих отношений, и потенциального ущерба, который они могут причинить. Брайан Пирсон и Ник Пиазза (1997) описали основные характеристики данных случаев и представили классификацию "Двойственных отношений" как основу для этичной практики специалистов.

Классификация двойственных отношений в среде работников помогающих профессий

BRIAN PEARSON
NICK PIAZZA

В статье представлена система классификации двойственных отношений, причем к двойственным отношениям относятся такие, которые не являются опасными или неэтичными по своей сущности. Обсуждаются возможные варианты выбора, доступные лицам, вовлеченным в двойственные отношения.
Двойственные отношения распространены в среде работников помогающих профессий. В докладе Комитета по этике  Американской психологической ассоциации (APA) в 1988 году сообщалось, что на двойственные отношения приходится 23% всех этических жалоб. Мэлли, Галахер и Браун (1992) отметили, что среди наиболее часто возникающих этических дилемм, о которых сообщается центрами консультирования при колледжах и университетах, двойственные отношения занимают вторую позицию.  Кроме того, очевидно, что проблемы двойственных отношений касаются всех специалистов помогающих профессий, вне зависимости от дисциплины (Борис и Поуп, 1989), условий труда или типа клиентов (Херлихай и Кори, 1992).
Традиционно дискуссия вращалась вокруг определения этичности конкретных сценариев развития двойственных отношений. Под этим мы подразумеваем, что определенные виды двойственных отношений (например, сексуальный контакт между действующим консультантом и клиентом) изучаются для того, чтобы определить, являются ли они этичными. Попытки классификации двойственных взаимоотношений, как правило, сводились к классификации относительно условий окружающей среды или характеру самих взаимоотношений.
Бордерс и Леддик (1987) разделили двойственные отношения, возникающие между супервизорами и лицами, проходящими супервизию, на:
— сексуальные отношения;
— консультирование лиц, проходящих супервизию, самими супервизорами;
― другие несексуальные отношения, которые могут перерасти в двойственные.
Позднее Андерсон и Китченер (1996) разделили неромантические и несексуальные двойственные отношения с бывшими клиентами на 8 категорий ( дружба, деловые отношения, отношения на рабочем месте и так далее). Хотя они разбили три из этих категорий на подкатегории «преднамеренных» и «случайных», категории сами по себе были созданы на основе специфического характера или условий окружающей среды для конкретных взаимоотношений.
Мы считаем, что подобная классификация двойственных отношений является слишком ограниченной, узко специальной и подходящей к определенным специфическим обстоятельствам для того, чтобы получить широкое распространение. Достаточно сложно изложить и классифицировать все разнообразие ситуаций и условий, описание вариаций будет слишком объемным и вряд ли окажется полезным для специалиста. Кроме того, категории классификации являются статичными, в то время как отношения – динамичны. Саймон (1989) отметил, что сексуальные взаимоотношения с клиентами, зачастую являются результатом постепенного стирания других границ во взаимоотношениях. Как правило, двойственные отношения не случаются внезапно, они появляются и развиваются во времени.
Несмотря на то, что важно быть в курсе различных сценариев развития двойственных отношений, мы считаем, что для специалистов наибольшую пользу представляет знание различных путей возникновения двойственных отношений. Обладая такими знаниями, специалист может точно определить потенциальные или имеющие высокий риск возникновения ситуации, и реагировать проактивным, а не реактивным образом.
В начале данной статьи представлен обзор литературы, посвященной двойственным взаимоотношениям. Затем мы предлагаем систему классификации двойственных взаимоотношений, основанную на природе их развития. Обсуждается потенциал данной системы классификации в предвидении или прогнозировании развития двойственных взаимоотношений.
Специалисты вступают в двойственные отношения, когда они «одновременно или последовательно принимают на себя две роли по отношению к человеку, нуждающемуся в помощи. Это может означать одновременное выполнение двух профессиональных ролей, например, консультанта и учителя, или сочетание профессиональной и личной ролей» (Херлихай и Кори, 1992, стр.3), к примеру, роли супервизора и друга. Основные детерминанты двойственных отношений кажутся двоякими. Во-первых, существуют профессиональные взаимоотношения, в которых консультант или супервизор обладает «преимуществом власти» (Кайт-Шпигель и Кучер, 1985, стр.251) над другим индивидуумом. Во-вторых, этим профессиональным отношениям предшествуют, следуют за ними или протекают одновременно с ними другие профессиональные или личные взаимоотношения.
Очевидно, что потенциальное злоупотребление этим преимуществом является основой обширного исследования двойственных отношений. Кайт-Шпигель и Кучер (1985) отмечали, что практикующие врачи и педагоги «часто обладают преимуществом власти над людьми, с которыми они работают, особенно если эти люди являются клиентами на сеансах психотерапии или студентами. Они обладают доверием, и, как предполагается, защищают благополучие тех, кто от них зависит» (стр. 251). Подобное преимущество власти ставит специалиста в такое положение, где он может подчинить интересы клиента или студента своим собственным интересам (Кэйгл и Гибельхаузен, 1994). Важно учитывать тот момент, что двойственные отношения не обязательно предполагают злоупотребления или эксплуатацию (Херлихай и Кори, 1992; Смит и Фитцпатрик, 1995), однако участие в дополнительных отношениях с людьми, которые уже находятся в определенных профессиональных отношениях, облегчает злоупотребление властью.
Херлихай и Кори (1992) выдвинули предположение, что окончательное решение вопроса двойственных взаимоотношений является затруднительным, если не сказать невозможным. Они утверждали, что двойственные взаимоотношения являются проблематичными для изучения, поскольку они (а) очень распространены, (б) время от времени сложны для распознавания, (в) иногда неизбежны, (г) иногда опасны, но также могут быть и полезными, (д) являются предметом противоречивых рекомендаций. Исходя из этого, консультанты и их преподаватели часто оказываются в сложных ситуациях, которых трудно избежать, поведение в этих ситуациях четко не регламентировано,  и при этом они несут полную ответственность за свои решения и поступки. Необходима система классификации, которая поможет и тем, и другим в распознавании существующих двойственных взаимоотношений и в определении момента времени, наиболее вероятного для возникновения двойственных взаимоотношений.
Такая классификация поможет участникам отношений реагировать проактивным образом на существующие или потенциальные двойные взаимоотношения, тем самым снижая вероятность возникновения неэтичного поведения или причинения вреда.

Классификация двойственных отношений       

Далее следует система классификации двойственных отношений. Мы разработали систему классификации на основании обзора литературы на тему двойственных взаимоотношений в области консультирования, супервизий и обучения консультантов. В процессе составления данного обзора мы отметили тенденцию к тому, что авторы обсуждают двойственные отношения так, как будто бы они возникают полностью сформированными и являются самостоятельными объектами. Многие авторы склонны классифицировать отношения на основании поведения, проявляемого во взаимоотношениях (например, сексуальное или несексуальное), или на основании условий окружающей среды (например, семейная терапия, практическое обучение). Результатом стал большой объем специфической литературы, ориентированной на конкретные ситуации, содержащей чрезмерное количество информации и описывающей ситуации, которые являются полностью сложившимися. В результате изучения сложилось впечатление, что необходима классификация, которая с большей степени была бы ориентирована на развитие подобных отношений.
Мы признаём, что большинство специалистов обладают благими намерениями и пытаются вести себя этично, но, возможно, они не знают или знают недостаточно о ситуациях, которые могут привести к развитию взаимоотношений, влекущих серьезные этические последствия. Для того чтобы разработать данную систему классификации, мы сгруппировали различные двойственные отношения, описанные в литературе, на основании тех обстоятельств, из которых они возникли. Были определены пять категорий:
―случайные множественные роли;
— структурированные множественные профессиональные роли;
— сдвиги в профессиональных ролях;
— конфликты личных и профессиональных ролей;
― специалисты-захватчики/хищники.

Случайные множественные роли
Порой двойственные отношения возникают по чистой случайности. Примером тому будет ситуация, когда консультант возвращает товар с дефектом в магазин, где единственным служащим является его клиент. Или же ребенок консультанта дружит с ребенком его клиента. Как отмечали Смит и Фитцпатрик (1995), подобные случаи неизбежны в небольших сообществах. Вероятно, риском в подобных случаях, в первую очередь, является неправильное толкование того, какие именно отношения действуют в настоящий момент и какие  «социальные правила» находятся в силе. Например, вышеупомянутый служащий в магазине может интерпретировать жалобы или требования своего клиента как личные нападки, что, таким образом, окажет влияние на взаимоотношения между клиентом и консультантом.
Рекомендации по действиям в таких ситуациях включают открытые дискуссии на тему действительных или потенциальных двойственных ролей. В условиях небольших сообществ, или когда существует причина полагать, что подобный инцидент может произойти, это обсуждение должно пройти на раннем этапе взаимоотношений. В случае непредвиденной, случайной встречи необходимо выделить время для обсуждения инцидента и реакции на него, и желательно сделать это как можно скорее.

Структурированные множественные профессиональные роли
Часто двойственные взаимоотношения бывают неотъемлемой частью работы специалиста. Такой вид двойственных взаимоотношений появляется между коллегами,  между специалистом и неспециалистом, например, студентом или клиентом. В этом случае природа всех взаимоотношений носит профессиональный характер. Структурированные множественные профессиональные роли распространены в сфере обучения консультантов и супервизии.
Керпиус, Гибсон, Льюис и Корбет (1991) отмечали, что преподаватели и супервизоры могут иметь несколько ролей одновременно, включая роль инструктора, советчика, супервизора, администратора, работодателя и наставника. Такие роли, как правило, воспринимаются в качестве дополнительных, и не обязательно создают конфликт интересов для специалиста. Тем не менее, проблемы могут возникнуть, если специалист забывает или же злоупотребляет разницей в уровне власти, заложенной в его роли (например, преподаватель присваивает себе право первого авторства статьи, когда на самом деле оно по праву принадлежит студенту-соавтору). Проходящее супервизию лицо или студент может уступить желаниям специалиста в связи с разницей в уровне власти в рамках одних взаимоотношений, даже если природа других носит характер отношений сотрудничества.
Если работа неизбежно влечет за собой двойственные взаимоотношения, специалист должен знать о потенциальном риске нанесения вреда. Несмотря на то, что подобные отношения могут быть весьма полезными ((Боуман, Хэтли и Боуман, 1995), например, когда преподаватель становится духовным наставником для студента, необходимо позаботиться о том, чтобы все стороны были осведомлены о ролях, границах и динамике власти, присутствующих в конкретной ситуации, с целью минимизировать возможность нанесения вреда.
У преподавателей и супервизоров, тем не менее, есть оценочная роль, которая может создать конфликт, так как от них ожидается, что они «осведомлены о любых личных и профессиональных ограничениях в отношении лиц, проходящих супервизию, которые могут помешать будущей профессиональной деятельности» (Ассоциация обучения и супервизии консультантов, ACES, 1993, стр.7). Зачастую подобная информация может быть получена исключительно посредством взаимоотношений, которые Керпиус и соавторы (1991) описали как «несущие некоторое сходство с терапевтическими» (стр.49). Студенты, понимая оценочный характер взаимоотношений, могут побояться открыться и признать свои личные страхи, ограничения или поводы для беспокойства. Если же они открываются, и данная информация используется, по их мнению, им во вред, они могут чувствовать себя преданными.
Другая трудность возникает, когда преподаватель или супервизор решает предоставить студенту терапевтические услуги. Разница в уровне власти, находящейся у преподавателей и супервизоров, по сравнению с их студентами невозможно переоценить, и она делает терапевтические взаимоотношения несостоятельными. Херлихай и Кори (1992) утверждали, что консультанты и преподаватели консультантов имеют разные обязательства, и это нарушает способность преподавателей консультантов действовать по отношению к своим студентам и лицам, проходящим у них супервизию, в качестве консультанта. Обязательства консультанта перед клиентом вытесняют все другие обязанности и интересы. Преподаватель консультанта имеет обязательства перед своим студентом или лицом, проходящим супервизию, однако долг перед общественностью и профессией имеет преимущественное значение. Превращение в консультанта по отношению к студентам или лицам, проходящим супервизию, приводит к утрате объективности оценивания, а также к потере безусловности во взглядах. Также маловероятно, что студент будет свободно раскрывать информацию, которая может быть использована негативно при проведении оценки (Херлихай и Кори, 1992). Это приводит не только к некачественному консультированию, но и к возможности нанесения вреда настоящим и будущим клиентам конкретного студента или лица, проходящего супервизию.
Этические Рекомендации Консультирующим Супервизорам организации ACES дают четкие указания по обсуждаемому вопросу. В Стандарте 2.09 признается, что преподаватели и супервизоры часто будут вступать во множественные отношения с подчиненными им лицами, и специалистам рекомендуется предпринять необходимые шаги для «минимизации потенциальных конфликтов» (ACES, 1993, стр.7). В соответствии с рекомендациями данного стандарта, роли супервизоров следует распределить между несколькими специалистами, чтобы избежать создания конфликтов интересов. Стандарт 2.11 гласит, что «личные проблемы во время супервизии должны рассматриваться только в плане воздействия этих проблем на клиентов и на профессиональную деятельность» (ACES, 1993, стр.7). Если лицо, проходящее супервизию, или студент нуждаются в личном консультировании или психотерапии, в таком случае супервизор должен перенаправить его к другому специалисту. Направление к другому специалисту требуется в соответствии с Этическим Кодексом и Стандартами Практики АСА (Американская Ассоциация Консультирования, 1995), где говорится о том, что специалисты не предоставляют услуги консультирования лицам, «с которыми у них существуют административные отношения, отношения, предполагающие супервизию или оценивание» (Стандарт А.6.В, стр.3). И, наконец, Стандарт 2.10 гласит, что супервизия должна быть прервана, если формируются двойственные взаимоотношения, которые создают конфликт интересов или ставят под сомнение суждения специалиста (стр.7).
Как и при случайных двойственных взаимоотношениях, рекомендуются открытые дискуссии и консультации. Кроме того, Кавалларо и Рэмси (1988) предположили выделение отдельных «мест или времени для выполнения каждой роли» (стр.255). Например, супервизор, который дружит с лицом, проходящим у него супервизию, может проводить встречи в офисе супервизора, когда природа взаимодействия носит профессиональный характер (например, супервизия, клинические собрания), и проводить встречи в других местах, если природа взаимодействия носит личный характер.

Сдвиги в профессиональных ролях
Двойственные взаимоотношения могут возникнуть, когда происходит изменение или сдвиг в организационной структуре, которые, тем самым, изменяют взаимоотношения находящихся в организации людей. Примером подобного сдвига будут два тераписта в агентстве, которые установили тесные дружеские связи. Поскольку не существует различия в уровне власти (они оба находятся на уровне рядового персонала), это не создает трудностей. Затем супервизор их программы уходит, и один из них успешно выставляет свою кандидатуру на эту позицию, получая власть супервизора над другим терапистом. Другими тому примерами являются ситуации, когда клиенты становятся сотрудниками, или бывших студентов принимают на работу в качестве преподавателей в программах, которые они окончили, и они вдруг становятся преподавателями бывших сокурсников и коллегами своих бывших преподавателей.
Обе стороны могут отрицать, что изменение в ролях окажет влияние на их взаимоотношения, особенно если первоначально они были друзьями. Их усилия по сохранению первоначальных отношений могут привести к тому, что они не будут признавать динамику власти, присутствующую в новых отношениях. Человек с меньшим уровнем власти, даже если он осознает эту динамику, может не решаться на обсуждение этой ситуации. Таким образом, данная ситуация может вылиться в то, что стороны будут притворяться, что разницы в уровне власти не существует (не изменяя своего поведения по отношению друг к другу), или же их поведение изменится, но признавать или обсуждать они этого не будут. В любом случае, потенциальная польза от их новых взаимоотношений будет сведена на нет. Например, супервизор может чувствовать, что он не имеет права критиковать работу лица, проходящего у него супервизию. Другим возможным вариантом развития событий является ситуация, когда супервизор пользуется своей властью, а лицо, находящееся у него на супервизии, может чувствовать себя обиженным или рассерженным. Обе эти ситуации могут привести к некачественному контролю работы или неэффективным отношениям в рамках супервизии, что, возможно, выльется в причинение вреда клиентам.
Очень важно в ситуации, когда меняется структура профессиональных взаимоотношений провести открытый диалог на тему ограничений, ролей, границ и структуры власти. В связи с существовавшими ранее отношениями, если одна из сторон беспокоится или подозревает, что новые отношения могут вызвать сложности, рекомендуется внешняя консультация нейтральной стороны для содействия в проведении диалога. За данными переговорами и развитием отношений необходимо регулярно наблюдать до тех пор, пока обе стороны не адаптируются к новым взаимоотношениям. Здесь, как и в случае других типов двойственных ролей, может помочь выделение отдельного места для выполнения каждой из ролей в зависимости от того, какая из них находится в силе в конкретный момент времени (Кавалларо и Рэмси, 1988).

Конфликты личных и профессиональных ролей
В случае данного вида двойственных взаимоотношений могут присутствовать уже существующие профессиональные взаимоотношения, за которыми последовали личные отношения, или же стороны могли уже находиться в личных отношениях, вслед за которыми последовали профессиональные. Обстоятельства, в которых профессиональные взаимоотношения усложняются последующим развитием личных отношений, похоже, получили наиболее дурную славу, в первую очередь в связи с увеличением внимания к сексуальным двойственным взаимоотношениям между специалистами и их клиентами, студентами или лицами, проходящими у них супервизию. Однако данный тип двойственных взаимоотношений не обязательно должен носить сексуальный или романтический характер. Социальные или приятельские двойственные отношения, такие, как сотрудничество в публикациях или участие в общем свободном времяпровождении (например, спорт или хобби), также являются примерами смешения личных и профессиональных ролей.
Всякий раз, когда личные отношения добавляются к профессиональным, существует вероятность нанесения вреда. Важнейшим вопросом здесь является различие в уровне власти, заложенное в профессиональной роли. Всегда существует вероятность того, что лицо с меньшим уровнем власти в профессиональных отношениях будет чувствовать себя так, как будто его заставляют или принуждают делать что-либо в рамках личных взаимоотношений. Если отношения не являются отношениями власти и подчинения, данная ситуация все равно может создать впечатление у других, что существует проблема или конфликт интересов. Например, преподаватель, который общается со студентом, может восприниматься остальными студентами как человек, имеющий любимчиков и склонный к фаворитизму.
Как ACA, так и ACES заняли очень ясные и четкие позиции в отношении сексуальных связей с клиентами или лицами, проходящими супервизию. Стандарт АСА А.7 гласит, что «консультанты не вступают ни в какой вид сексуальной близости с [текущими] клиентами» (АСА, 1995) и избегают формирования сексуально близких взаимоотношений с бывшими клиентами как минимум на протяжении двух лет после прекращения предоставления услуг (Стандарт A.7.b). Кроме того, Стандарт АСА А.6 утверждает, что необходимо избегать двойственных взаимоотношений несексуального характера с клиентами, и приводит «семейные, социальные, финансовые, деловые или близкие личные отношения» в качестве примера (АСА, 1995).
Стандарт Супервизии 2.10 (ACES, 1993) и Стандарт АСА (1995) F.1.b запрещает супервизорам вступать в сексуальные или иные непрофессиональные отношения с лицами, проходящими супервизию, или со студентами до тех пор, пока отношения в рамках супервизии или обучения не будут окончены. В Стандарте 2.10 организации ACES говорится о том, что «необходимо избегать таких двойственных взаимоотношений с лицами, проходящими супервизию, которые могут негативно повлиять на объективность и профессиональные суждения супервизора» (ACES, стр.7).
Когда отношения являются несексуальными, временами опасность может казаться небольшой, поскольку выгода от отношений, как правило, перевешивает опасения. Необходимо принять меры предосторожности и полностью изучить данные взаимоотношения на предмет возможного вреда или конфликта прежде, чем они приобретут личный характер. В данном процессе рекомендуется использовать третью, беспристрастную сторону (Херлихай и Кори, 1992). Кроме того, в связи со сложностью взаимоотношений и высокой вероятностью причинения вреда, мы рекомендует либо групповое совместное, либо индивидуальное консультирование для обеих сторон с целью прояснить динамику межличностных отношений и возможность причинения вреда.
Временами, две стороны, уже находящиеся в личных отношениях, вступают в профессиональные взаимоотношения. Примером тому будет служить консультант, который рассматривает друга, члена семьи или приятеля в качестве клиента. Данные обстоятельства очень близки к описанным выше, однако, динамика происходящего несколько отличается.
В таких взаимоотношениях проблемой может быть рациональность/целесообразность, например, в условиях сельской местности, в которой существует небольшой выбор специалистов, или выбора нет вообще. Время от времени случается так, что специалист принимает решение образовать вторые взаимоотношения из-за давления со стороны других людей, оправдывая свое поведение тем, что близкое знакомство с человеком возымеет положительный эффект на терапевтическом процессе или снимет излишнюю тревогу.
В тех случаях, когда двойственные взаимоотношения неизбежны или рассматриваются как полезные, специалисту настоятельно рекомендуется обсудить различные роли, ограничения и опасения перед началом предоставления услуг. Если предоставление услуг уже начато, Стандарт А.6 АСА требует, чтобы «консультанты приняли соответствующие профессиональные меры предосторожности, к примеру, информированное согласие, консультации, супервизию и документирование, с целью убедиться, что их суждения не находятся под влиянием, и что не происходит эксплуатации» (АСА, 1995).

Специалисты-захватчики/хищники
Данный тип двойственных взаимоотношений возникает, «когда специалисты используют взаимоотношения для удовлетворения своих собственных потребностей, а не потребностей клиента» (Питерсон, 1992, стр.75). Специалисты захватчики/хищники намеренно соблазняют или эксплуатируют других, не беспокоясь ни о чем, кроме своих собственных потребностей. Эдельвич и Бродский (1991) охарактеризовали таких специалистов как лиц с серьезной акцентуацией характера [дисгармония личности с заострением отдельных черт характера]. Одним из примеров такого типа двойственных взаимоотношений являются специалисты, которые эксплуатируют клиентов, студентов или лиц, проходящих у них супервизию, активно вербуя их в качестве сексуальных партнеров или используя этих лиц для достижения незаконной личной финансовой выгоды, например, вымогая деньги за услуги, которые не были оказаны. В данной классификации представлены скорее типы специалистов, чем ситуаций, однако такие типы специалистов необходимо уметь различать с тем, чтобы противостоять специалистам, посягающим на правопорядок, добиваться от них этичного поведения или ставить вопрос об удалении из профессии (Эдельвич и Бродский, 1991). На самом деле, этический кодекс АРА (1992) заявляет о существовании обязательства борьбы с неэтичным поведением, если это может быть сделано без нарушения конфиденциальности.
Обсуждение
В практике помогающих профессий двойственные взаимоотношения распространены, и многие из них являются неизбежными. Действительно, Кайт-Шпигель и Кучер (1985) писали: «если бы мы утверждали, что никакие двойственные роли непозволительны, мы были бы вынуждены выступать за отшельническую жизнь» (стр.252). Двойственные взаимоотношения не являются вредными по своей сущности, и на самом деле могут приносить пользу (Боуман и соавторы, 1995; Херлихай и Кори, 1992). Множественные профессиональные роли, такие как советчик-инструктор, супервизор-наставник, консультант-защитник и т.п., повышают нашу эффективность как консультантов и преподавателей. Тем не менее, риск причинения или получения вреда, по-видимому, увеличивается по мере роста уровня близости и различий в уровне власти. Кроме того, влияние различия в уровне власти не всегда очевидно. Поуп, Ливенсон и Шовер (1979) в ходе опроса женщин выпускников-докторантов в области психологии обнаружили, что 72% студентов, имевших сексуальный контакт с преподавателем, не испытывали никакого принуждения, находясь в данных отношениях. На момент проведения исследования, однако, лишь 49% по-прежнему считали, что никакого принуждения не было. Они также обнаружили, что с течением времени понимание того, что двойственные взаимоотношения негативно влияли на рабочие отношения со специалистом, возрастает. Хэммел, Олкин и Тауб (1996) с членами АРА повторно доказали данные тенденции, как и Миллер и Лэррэби (1995) с членами Американской Ассоциации Консультирования и Развития (AACD; теперь - Американская Ассоциация Консультирования). Это означает, что в момент взаимоотношений участвующие в них стороны не полностью осведомлены о динамике власти и последствиях таких взаимоотношений. Поведение легко оправдать, если присутствует желание вступить в личные взаимоотношения и вера в то, что от этого будет получена эмоциональная или какая-либо другая польза. Поэтому очень важно, чтобы мы, как профессионалы, знали о ситуациях, которые могут привести к возникновению двойственных взаимоотношений, что дает нам возможность действовать проактивным, а не реактивным образом, и возможно позволит нам избежать причинения вреда нашим клиентам или ученикам. Также рекомендуются консультации с товарищами, коллегами, специалистами, комитетами по этике и т.п., с целью прояснения соответствующих границ и вопросов (Херлихай и Кори, 1992).
Данная классификация предоставляет специалисту систему, следуя которой он может структурировать свои знания в области двойственных взаимоотношений. Также классификация поможет специалистам предвидеть ситуации с потенциальным риском развития двойственных взаимоотношений и управлять этими рисками. Кроме того, классификация может служить методической рекомендацией для преподавателей консультантов при проведении исследований в области двойственных взаимоотношений, а также может быть использована в процессе обучения новых специалистов этичному поведению в сфере двойственных взаимоотношений.

Источник: Pearson, B. & Piazza, N., (1997). "Classification of Dual Relationships in the Helping Professions", Counselor Education and Supervision, Volume 37, Issue 2, pages 89–99.

0 коммент.:

Отправка комментария

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.