Анализ комплексных вербальных действий. Различия между тактовыми расширениями.

Многие студенты и выпускники вторых модулей родительской, ВСаВА и ВСВА программ, прослушав лекцию о комплексных вербальных действиях, прочитав дополнительную литературу и потренировавшись в тренировочных тестированиях, по-прежнему затрудняются отличить один вид такт-расширений, от другого. Целью данной публикации является прояснение данной концепции, и для этого, в первую очередь нужно обратиться к истокам - книге Скиннера "Вербальное поведение" (1957).
Однако прежде обратимся к постулатам:
Вербальное поведение - это оперантное поведение, которое формируется под воздействием вербального сообщества. Другими словами, окружающие нас люди формируют наше речевое поведение, закрепляя или не закрепляя те или иные речевые высказывания.
Как и любое другое поведение, вербальное поведение находится под воздействием предшествующих факторов (антецедентов), так и последствий.
Вербальное поведение может происходить в любой форме (топографии) - вокальной, жестовой, письменной, с помощью карточек или звуковых девайсов, но анализ этого поведения может происходить только на основе его функции. Другими словами, для того, чтобы анализировать вербальное поведение, нам необходимо наблюдать, какие предшествующие факторы привели к появлению данного поведения, и какие изменения в окружающей среде произошли после речевого высказывания (определить виды последствий).
Опираясь на эти постулаты, вспомним, что функциональная единица "Такт" - это вид вербального действия (операнта), который находится под функциональным контролем невербального стимула (это может быть предмет, происходящее приватное или публичное событие, либо какая-то характеристика предмета). Закрепляет этот оперант социальное последствие, происходящее после реакции. Например, ребенок увидел пробегающего кота, сказал: "Котик", и мама отреагировала: "Верно, умничка моя! Это котик!".
Говоря о тактовых расширениях, Скиннер упоминает о том, что если бы наш вербальный репертуар состоял только из простых такт-реакции, он был бы обеднен. Скиннер описывает формирование тактовых расширений как процесс, в котором закрепление такт-реакции в определенной ситуации или в присутствии класса стимулов, может привести к тому, что какая-то характеристика данной ситуации или общее свойство класса стимулов тоже приобретет контроль над данной вербальной реакцией.
Например, социальное поощрение реакции "котик" в присутствии пробегающего кота приведет к тому, что какие-то характеристики кота - уши, хвост, шерсть, мяуканье кота, тоже приобретут контроль над этой реакцией. И в будущем, увидев хвост кота, ребенок тоже произнесет: "Котик!".
Скиннер описывает 4 класса тактовых расширений: генерическое (общее), метафорическое, метонимическое и солистическое.
По определению, генерическое (общее) тактовое расширение является видом обобщения стимулов. Все другие стимулы, имеющие общие характеристики с исходным стимулом, будут вызывать данную реакцию. Например, и рыжая кошка, и серый кот, и все любые другие коты, разных пород, цветов, размеров, а также изображения котов, игрушки, статуэтки, и т.п. будут предшествовать такт-реакции "Котик". Именно определяющие характеристики - небольшой размер, заостренные уши, усы, строение черепа, глаза, строение лап, приобретают контроль над вербальной реакцией. Увидев кота, мы скорее назовем его "котик", чем "мягкий", "черный", или "мяукающий". Именно эта, относительно простая такт-реакция будет поощряться нашим вербальным сообществом. Другими словами, причисление тех или иных стимулов к определенному классу не происходит путем внутреннего анализа схожести характеристик данного стимула самим человеком. Все намного проще. Называть рыжего кота "котиком", и картинку в книжке "котиком" нас научили наши родители, которые хвалили нас, когда мы делали именно так.
Метафорическое тактовое расширение формируется другим образом. Здесь не сами характеристики предмета приобретают контроль над вербальным поведением, а те ощущения, которые они вызывают у говорящего. Например, высказывание "Нога онемела" не обозначает, что нога раньше болтала без умолку, и сейчас вдруг прекратила разговаривать. Это высказывание происходит под контролем как внешнего стимула  - нога потеряла свою подвижность, так и внутреннего - неприятные ощущения. Так же и называние библиотекарши "серой мышью" не означает то, что библиотекарша цвета серого, и обладает округлыми ушами и усами, или другими характеристиками, благодаря которым зоолог причислит ее к классу мышей. Скорее, этот человек демонстрирует другие "характеристики" мыши - маленький, робкий, тихо двигается.
В нашем вербальном сообществе исторически сформировались метафоры, использование которых в повседневной речи закрепляется на постоянной основе. Скиннер утверждает, что найти оригинальное, новое метафорическое тактовое расширение очень сложно. Чаще мы пользуемся уже сформированными метафорами.
Еще примеры: "яркая личность", "светлая голова", "свежая идея", "отморозился", "на пике славы", "моральное падение", и т.б. Попробуйте проанализировать, где именно находится человек "на пике славы", или насколько ярко сияет "яркая личность". Когда и почему мы пользуемся именно этими высказываниями?
Метонимические тактовые расширения формируются в процессе сочетания в паре двух стимулов. Один стимул приобретает контроль над вербальной реакцией, потому что часто сопровождает исходный стимул. При этом, они не обладают схожими характеристиками. Например, высказывание "Белый дом отклонил петицию" подразумевает президента, который отклонил петицию. Однако президент, будучи человеком, не обладает стенами, полом и крышей, как само здание, называющееся "Белый дом". Высказывание "Ты даже не притронулся к ужину!" не подразумевает, что кто-то не трогал ужин руками. Подразумевается, что кто-то ужин не съел. Но высказывание выражено в такой форме, потому что поведение "трогать еду" и поведение "есть еду" сопутствуют.
Дополнительные сочетания, приводящие к образованию метонимических тактовых расширений:
  • ·       связь предмета и материала, из которого он изготовлен, – «На золоте едал…» («Горе от ума» А. С. Грибоедова);
  • ·       связь предмета (или лица) и его существенного признака – «Над простотой глумящуюся ложь…» (сонет № 66 У. Шекспира, пер. С. Я. Маршака);
  • ·       связь внутреннего состояния или свойства человеческого характера с их внешним проявлением – «Стоит он и тяжко вздыхает» («Воздушный корабль» М. Ю. Лермонтова);
  • ·       связь содержимого с содержащим – «Я три тарелки съел…» («Демьянова уха» И. А. Крылова), в частности – ограниченного пространства с находящимися в его пределах людьми – «Встала улица, серым полна» («Поднимались из тьмы погребов…» А. А. Блока);
  • ·       связь действующего человека и его орудия действия – «Где бодрый серп гулял и падал колос» («Есть в осени первоначальной…» Ф. И. Тютчева). (источник: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_literature/3059/%D0%9C%D0%B5%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%8F )

Солистическое тактовое расширение является ничем иным, как оговоркой. Обычно, эти оговорки и ошибки в речи не поощряются вербальным сообществом. Но если за какой-либо оговоркой последовало социальное одобрение, она может закрепиться в речи навсегда. Так в разговорной речи остаются: "тута", "здеся", "моцк", "чей туфля?", "Шумелка-мышь, деревья гнулись", и т.д.
Скиннер утверждает, что найти оригинальное (первичное) солистическое тактовое расширение так же сложно, как и оригинальное метафорическое тактовое расширение.


Анализ вербального поведения - чрезвычайно увлекательная вещь! Оставайтесь с нами :-)

0 коммент.:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.