Применение "Точного обучения" (Precision Teaching) в педагогической деятельности. Насколько образовательный процесс является эффективным?

     Совсем недавно в издательстве "Оперант" вышла книга Джулии Варгас о применении поведенческого подхода в системе общего и коррекционного образования -"Анализ деятельности учащихся. Методология повышения школьной успеваемости". В книге представлены базисные принципы научения, которые лежат в основе анализа и планирования учебного процесса, рекомендации по постановке и формулировке учебных целей, методы измерения целевого поведения учащихся, виды графиков, стратегии формирования навыков, и этические принципы, лежащие в основе образовательного процесса. Джулия Варгас упоминает "Точное/Высокоточное обучение" (Precision Teaching) как наиболее предпочитаемую стратегию формирования навыков об учащихся, и описывает основополагающий принцип измерения скорости ответов учащихся и отображение данных в "Стандартной диаграмме ускорения", а также приводит пример применения этой стратегии на уроках алгебры в старших классах (стр. 157-161).
     Несомненно, "Точное обучение" является одной из самых эффективных стратегий обучения, и этому есть доказательства в научной литературе (см. Journal of Precision Teaching and Celeration). Однако, применение данной стратегии требует наличия у учителя определенных знаний, и вложения большого количества усилий в планирование и оценку эффективности обучающего процесса. Как именно учитель должен подойти к этому вопросу? С чего начать? Как научиться четко определять цели? Как научиться пользоваться "Стандартной диаграммой ускорения"? Как рассчитать и измерить скорость приобретения навыков учениками? Сколько попыток и тренировок необходимо запланировать, чтобы работать над беглостью? Эти и другие вопросы несомненно будут волновать учителей, которые захотят попробовать применить методику "Точного обучения" на своих уроках.
     Прежде чем понять, как и что нужно делать, важно уточнить, а что же это такое - "Точное обучение"? Чему оно учит? Почему оно "точное"?
     "Точное обучение" - это не цель обучения и не метод. "Точное обучение" - это система для определения целей для обучения, мониторинга деятельности на ежедневной основе, организации данных и их отображения в единой манере для того, чтобы способствовать своевременному и эффективному принятию решений в отношении процесса обучения. "Точное обучение" не предписывает, чему учить или как должны быть представлены учебные пособия. Оно скорее предоставляет набор стратегий и тактик для оценки обучающей программы, которую учителя будут применять (White, 2005). Другими словами, с помощью системы "Точного обучения" мы можем спланировать применение обычных методик (которыми владеет учитель) для достижения тех целей (которые он наметил) и оценить эффективность этих методик. Благодаря оценке эффективности появится возможность своевременно принять решение о том, нужно или не нужно привносить изменения в учебный план.
     Опираясь на руководящие принципы "Точного обучения" учитель может способствовать улучшению эффективности обучения, включая развитие академических навыков, навыков социального взаимодействия, улучшение достижений в спорте и науке, развитие творческих способностей, а также уменьшить проблемы в классе - неуспеваемость, скорректировать проблемное или агрессивное поведение.
     Первый принцип "Точного обучения" гласит: "Ученик всегда прав!". Другими словами, необучаемых учеников нет, и если у ученика не формируются навыки, значит, учитель ее не нашел к нему подход. Обвинять ученика в неуспеваемости никто не может, и причины этому учитель может искать только в тех методах, которые он использует на данный момент.
     Во-вторых, удостовериться в том, что ученик чему-то научился мы можем только если увидим, как он действует (принцип "Сосредоточение на наблюдаемом поведении"). Если ученик прослушал материал и говорит, что он его "знает" - мы не можем быть полностью уверены в его знаниях. Мы должны воочию убедится, что он применяет эти знания. Только путем прямого наблюдения за деятельностью ученика (ученик решает задачи, пишет сочинение, рисует пейзажи) мы можем удостовериться в том, что он учится).
     Однако, оценка может быть субъективной. Какой-то учитель будет обращать внимание на хорошее поведение ученика в классе, и будет завышать его оценки, даже если он не выполняет учебные задания правильно. С другой стороны, ученик, у которого беспокойное поведение будет получать оценки ниже, даже если материал знает "на отлично". Для того, чтобы избежать субъективного суждения, уровень знаний ученика измеряется путем измерения частоты его реакций (принцип "Использование измерения частоты поведения как универсального метода"). Подсчитывая сколько раз ученик ответил правильно мы можем с точностью определить его уровень знаний.
     В своей книге Джулия Варгас упоминала использование графиков, которые преувеличивают достижения учеников ("Ого-графики", стр. 165-167). Однако, не только учителя, но и родители, директора школ, представители департамента образования хотят увидеть реальную картину успеваемости учащегося. С помощью отображения данных в стандартном формате (4-й принцип) можно прийти единому мнению относительно обучающего процесса, а также быстро заметить отклонения и внести своевременные коррективы.
     Учитель, заинтересованный в повышении эффективности своей работы на основе принципов "Точного обучения" должен научиться детально и предельно точно описывать целевое поведение своих учеников, измерять его частоту, пользоваться "Стандартной диаграммой ускорения" (уметь заносить данные и анализировать их), а также включать тренинг беглости реакций в учебный план для того, чтобы сформировать основные навыки и способствовать более быстрому приобретению комплексных навыков у своих учеников. Всему этому невозможно научиться, прочитав книгу. Этому можно научиться на практике.
     13 и 14 сентября 2015 в Москве, в центре "Наш Солнечный Мир" пройдет практический саминар по "Точному обучению", в рамках которого участники будут учиться детально описывать целевое поведение, измерять поведение и вносить данные в "Стандартную диаграмму ускорения", принимать решения на основе анализа данных, планировать формат обучения и тренироваться в беглости. Регистрация на семиннар здесь.

Kubina, R. M., & Yurich, K. K. L (2012). The Precision Teaching Book. Lemont, PA: Greatness Achieved.
White, O. R. (1986). Precision teaching—Precision learning. Exceptional Children, 52, 522-534.




Кодекс этики и профессиональной ответственности поведенческих аналитиков

С 1-го января 2016 года вступает в силу новая версия "Кодекса этики  и профессиональной ответственности поведенческих аналитиков". До настоящего момента практика поведенческих аналитиков регулировалась принципами этики, описанными в документе: "Руководство по профессиональной этике: Рекомендации по ответственному поведению для поведенческих аналитиков". Новая версия кодекса этики уточняет и замещает предыдущую версию, а также объединяет ее с документом "Этические стандарты и дисциплинарные процедуры" ВАСВ. Помимо смены названия «Руководство» на «Кодекс», новый документ включает дополнительные изменения:

  • Включение нового подпункта 1.06 (d) "Поведенческие аналитики не обмениваются подарками с клиентами, потому что это может привести к множественным взаимоотношениям". Этот подпункт включен в раздел "Множественные взаимоотношения и конфликт интересов", и очень актуален для практикующих специалистов в русскоязычных странах.
  • Включение нового подпункта 1.07 (с) "Поведенческие аналитики воздерживаются от сексуальных отношений с клиентами, студентами или лицами, получающими супервизию, как минимум два года после формального окончания профессиональных отношений". Этот подпункт включен в раздел "Эксплуатация", и для специалистов, которые практикуют в сфере аутизма, относится к взаимоотношениям с родителями детей с РАС.
  • Пятый раздел кодекса этики 5.0 "Поведенческий аналитик как супервизор" теперь полностью относится к стандартам предоставления супервизии, и не включает практику поведенческого аналитика, как преподавателя.
  • В этот раздел теперь включен подпункт 5.02 "Нагрузка на супервизора", который обязывает супервизора прежде всего, добиваться качества и правильно распределять нагрузку, а также подпункт 5.07 "Оценка влияния супервизии", который обязывает супервизора проводить оценку собственных действий и эффективности предоставляемых им супервизий.
  • Такая сфера деятельности, как работа на предприятии (6.0. "Поведенческий аналитик и организация") теперь полностью исключения из кодекса этики, и включает только отдельные подпункты 2.12 - о контрактах, гонорарах и финансовых договоренностях и 10.02 (а)  - о нарушениях закона и кодекса этики, предъявлении обвинений государственным учреждением, третьим лицом, оплачивающим услуги и учебным учреждением, а также дисциплинарных взысканиях. Очевидно, что практика поведенческих аналитиков в организациях и в сфере "Организационного поведенческого менеджмента" будет регулироваться этическим кодексом именно в этой сфере.
  • Включение пункта 8.02 теперь регулирует "не-поведенческую" практику поведенческих аналитиков, и обязывает поведенческих аналитиков корректно предоставлять информацию о собственной профессиональной деятельности, а также о "не-поведенческих" видах вмешательства, применяемых ими. Другими словами, "элементов Абы" быть не должно - или это практика в сфере АВА, или это не АВА.
  • В пункте 8.05 внесены уточнения, более четко регулирующие публичные выступления и требующие от поведенческих аналитиков предпринимать разумные меры предосторожности, чтобы убедиться в том, что их заявления основываются на литературе и практике поведенческого анализа; соответствуют кодексу этики и согласием на предоставление услуг слушателю.
  • Пункт 8.06 теперь обязывает поведенческих аналитиков указывать, каким образом были получены благодарности и рекомендательные отзывы от их клиентов, во избежание принуждения или обмана.
  • 10-я сфера теперь полностью посвящена ответственности поведенческих аналитиков перед международной комиссией ВАСВ и заменяет документ "Этические стандарты и дисциплинарные процедуры" ВАСВ.

Ознакомиться с новой версией "Кодекса этики и профессиональной ответственности поведенческих аналитиков" в переводе на русский язык можно на сайте сертификационной комиссии ВАСВ.
Авторы перевода: Юлия Эрц, МА, ВСВА и Екатерина Жесткова, МА, ВСВА

Энди Бонди о языке эмоций. Конференция по прикладному анализу поведения, июнь 2015, Тель-Авив.

the language of emotions. Andy Bondi
     У детей с расстройствами аутистического спектра часто наблюдаются сложности с выражением собственных чувств и эмоций, а также дети затрудняются рассказать о том, что они думают, реагировать эмоционально на действия другий людей или с помощью своих действий вызвать эмоции у других людей. В нашей речи мы часто говорим: "У меня болит нога", или "Я счастлив! Мне это нравится!", или "Я люблю тебя таким, какой ты есть". На языке прикладного анализа поведения все это - комментарии приватных событий. Внутренние ощущения - боль, счастье, любовь, наслаждение - являются такими стимулами, которые может ощутить только сам человек. Для окружающих эти стимулы недоступны.
     Изучение эмоций на картинках, в то время, когда ребенок не чувствует их - часто приводит к механическому заучиванию. Ребенок может указать на картинку, на которой изображен улыбающийся ребенок, назвать ее "Радуется", и даже растянуть губы в улыбке. Но при этом, когда сам испытывает радость - не сообщит об этом окружающим.
     Когда взрослые пытаются научить ребенка выражать свои эмоции, важно принять во внимание, что способы выражения эмоций меняются с возрастом. Если, испытывая радость при получении подарка, маленький ребенок будет кричать: "Ура!!!", подросток - скажет: "Вау! Круто!", а взрослый будет благодарить и улыбаться. Поэтому, когда педагоги планируют обучение ребенка с РАС выражать свои эмоции, важно учитывать возраст ребенка и его круг общения.
     Др. Бонди упомянул ряд исследований, которые показали, что люди с расстройствами аутистического спектра чувствительны к различным раздражителям так же, как и люди с нормативным развитием. Их тело и мозг реагирует на болевые и приятные ощущения так же, как и у других людей. Однако, вследствие своих особенностей они не могут это выразить.
Скиннер описал процессы, с помощью которого нормотипичные дети учатся комментировать свои приватные стимулы. Когда происходит ситуация, которая приводит к возникновению приватных стимулов (например, ребенок упал, и вследствие удара и падения у него болит нога), а взрослый наблюдает эту ситуацию и косвенные реакции ребенка (папа видит, как ребенок упал, видит кровь на ноге и видит, как плачет ребенок), то происходит "Публичный аккомпанемент" - взрослый описывает эмоциональное состояние, а ребенок повторяет вслед за ним ("Ванечка упал! У Ванечки ножка болит!).
     Когда речь идет о детях с аутизмом, то во многих случаях косвенные реакции ребенка отсутствуют (ребенок упал, но не плачет; ест мороженное, но не улыбается), и тогда взрослые, вместо того, чтобы описывать эмоции и чувства ребенка, дают ему инструкции ("Вставай" или "Вытрись"). Таким образом ребенок не учится говорить о том, что чувствует на данный момент, и в будущем, когда почувствует боль, радость, грусть - не сможет сообщить об этом.
     Профессор Ловаас описал в своей книге процедуру обучения эмоциям, которая включает обучение различать картинки с эмоциями, указывать на людей, выражающих те или иные эмоции, наименовать картинки и наименовать людей, а также, по инструкции, изображать мимикой то или иное эмоциональное состояние. Но эта процедура идет вразрез с принципами анализа вербального поведения, описанного Скиннером в 1957 году, и обычно не приводит к желаемым результатам.
     Для того, чтоб обучение комментировать приватные события и описывать эмоции для ребенка с РАС было эффективным, необходимо использовать "публичный аккомпанемент" в то время, когда мы наблюдаем те или иные условия окружающей среды, которые побуждают чувства и эмоции, или искусственно воссоздаем их. Например, можно дарить ребенку подарки или заниматься вместе с ним приятной деятельостью, и говорить ему о том, что он сейчас рад и помогать ему сказать "Я радуюсь!". Или, когда ребенок начинает беспокоиться в процессе расставания с родителями, описать его чувства, как грусть. Если ребенок не может говорить, можно учить этим реакциям с помощью системы альтернативной коммуникации PECS.
     Естественно, существует этическая проблема намеренно причинять ребенку боль, чтобы научить его комментировать "Мне больно!". Но, если мы заметили, что определенные условия окружающей среды (например, регулярные уколы от аллергии) причиняют боль, мы можем использовать эту ситуацию для обучения.
     Др. Бонди подчеркнул, что помимо выражения эмоций, важно также работать над различением эмоциональных состояний. Когда после укола у ребенка "болит" рука, и мы учим его комментировать "Больно!", то в другой ситуации мы будем поглаживать руку или делать массаж, и учить ребенка комментировать "Приятно!".  Схожие ситуации мы можем использовать и в работе с подростками. Перед экзменом многие испытывают "тревогу", а после экзамена "облегчение".
     Также, настолько рано, насколько это стоновится возможным, др. Бонди рекомендует работать над аутоклитическими реакциями, которые включают как различное интонирование, вгляды, так и дополнительные слова. Например, "Я ооооочень хочу мороженное!" или "Я умираю - пить хочу!". Всему этому можно учить на относительно ранних этапах развития речи, не дожидаясь, когда у ребенка сформируются монотонные механические реакции.
     Следует также учесть, что выражение эмоций и комментарии приватных событий формируются под воздействием социальной мотивации. Дети, для которых социальня мотивация и внимание со стороны окружающих имеют малую значимость, будут затруднятся в приобретении этих навыков. Поэтому, чрезвычайно важно не только работать над выражением эмоций на основе принципов анализа вербального поведения, но и над повышением значимости социальных последствий.


В июне выйдет новая книга стихов Сони Шаталовой "Я не немая. Я говорю"




«Я не немая. Я говорю»
      Соня Шаталова



Меня зовут Соня.
Кто я?
Человек думающий и пишущий. Да, я не
говорю голосом, но это не мешает мне
свои слова и мысли и мечты писать для всех.
Зачем?
Для того, чтобы рассказать, что я вижу
внутри своего мира. Хочу, чтобы ты смог
понять мой мир и мои чувства. И не только мои, но всех, кто, как я, живёт и в своём мире, и в обычном. Ведь мы все — люди.


     Так начинается сборник пронзительной, предельно искренней поэзии. Ее автор – талантливая девушка Соня Шаталова обладает редким даром – рассказывать в стихотворных строках о бездонном отчаянии и вселенской любви, о тайных переживаниях, надеждах, огорчениях и боли.

Афоризмы Сони живут по всему интернету:

«ДУША — это пустота в человеке, которую он заполняет Богом или Сатаной.
ИГРА — взаправдашняя понарошность.
КОШКА — уютный символ независимости.
МЫСЛЬ — самая мощная после любви сила в мире».

Черпая в них вдохновение и силы прожить день, многие даже не подозревают, что автор этих невероятных по воздействию строк — девушка с аутизмом.

«Читатель, познакомившись с этой книгой, встретится с самобытнейшим автором, человеком преодоления, которого судьба лишила многих привычных нам возможностей. Мы не всегда умеем дорожить тем, что нам даёт судьба и поэтому тот голос, который здесь звучит, имеет для нас особое значение, а для автора – особую цену», -  уверен писатель Виктор Кротов.

«Поэзия Сони Шаталовой, как Молитва, является нежным прикосновением к божественному. Стихи, афоризмы, сказки проникают в тебя неожиданно глубоко, застрагивая струны твоей души», - говорит основатель компании «Бэби-клуб» Евгения Белонощенко.
Сонины тексты возвращают читателю веру в жизнь и самого себя. Став обладателем этой книги, вы доброе дело — для себя... и для Сони.

Я — не немая! Я — говорю!
Без звука, но тоже словами.
На пашне взойдут и увидят зарю

Стихи, будто поле с цветами.


Информацию о книге и экземпляр на рецензию вы можете запросить в пресс-службе Издательства АСТ + 7 (499) 951-60-00 (758, 759, 719, 757)

Как подготовить аутичного ребенка к госпитализации?


Как подготовить аутичного ребенка к госпитализации
     Посещение общественных мест часто является непростой задачей для ребенка с РАС и его родителей, тем более, когда речь идет о поликлиниках или больницах. У многих детей возникает состояние тревоги, которое проявляется в поведении ребенка - он начинает кричать, закрывать уши руками, толкать родителей или направлять к выходу. Ситуация значительно усугубляется при госпитализации, когда нужно не только посетить врача или пройти проверку, но и остаться в больнице на более долгий срок, для постановки диагноза, например. Любой человек, которому нужно остаться в больнице чувствует себя неуютно, и хочет как можно быстрее вернуться домой, но для ребенка с аутизмом, который плохо понимает речь, который не умеет объяснить словами то, что он чувствует или то, что ему нужно, у которого есть стойкие привычки - госпитализация является настоящим кошмаром. И конечно же, от этой тревоги и непонимания, когда же можно будет уйти домой, ребенок начинает буйствовать и силой заставить окружающих - родителей, врачей, персонал - отпустить его домой, круша предметы, закатив истерику, кусая себя или других. Попытки родителей успокоить ребенка уговорами или переключением на мотивационную деятельность часто бывают безуспешными. Более того, эти попытки приводят к закреплению агрессивного поведения, и в следующий раз ребенок ведет себя в подобной ситуации еще хуже. У этой ситуации также есть побочный эффект - врачи, наблюдая за неуправляемым поведением ребенка, могут неверно определить степень нарушения или назначить медикаментозное лечение, которое они бы не назначили, увидев ребенка в спокойном состоянии.
   
Для того, чтобы облегчить процесс госпитализации для ребенка с РАС и умерить тревогу, недостаточно словами рассказать ребенку где он будет, и как долго. Это не поможет. К госпитализации нужно тщательно подготовиться, причем заранее - как минимум за две недели до срока. Следующие инструменты могут помочь родителям подготовить ребенка к госпитализации и уменьшить вероятность возникновения истерик и проблемного поведения в процессе адаптации к условиям больницы:

1. Социальные истории. Следует подготовить для ребенка рассказ с картинками, в котором описать, что именно будет происходить в больнице, кто там будет присутствовать (врачи, медсестры, родители), где нужно будет спать, где кушать, где играть, какие процедуры будут проводиться и как следует себя вести. В некоторых случаях рекомендуется включить в эту историю фотографии самой больницы, палаты, столовой, лечащего врача, процедурных комнат и т.д.
Также рекомендуется заранее посетить эту больницу, показать ребенку где она находится и что там есть, а в домашних условиях обыграть предстоящие процедуры в ролевой игре. 

2. Таблица отсчета. Следует подготовить таблицу, в которой каждый день ставить отметки и зачеркивать дни, которые остались до госпитализации. В конце каждого дня, перед сном, следует вместе с ребенком "зачеркнуть" прошедший день и посчитать, сколько дней осталось до пребывания в больнице.
Похожую таблицу нужно подготовить и для пребывания в больнице - и отмечать в ней, сколько дней осталось до того, как вернемся домой.

3. Визуальное расписание. Времяпровождение ребенка в больнице рекомендуется структурировать. Можно подготовить визуальное расписание, в котором с помощью карточек обозначить распорядок дня в больнице - подъем, завтрак, процедуры, свободное время, и включить в это расписание также мотивационную деятельность - когда ребенок будет играть в ай-пад, смотреть мультики или гулять на площадке.
Особо неприятные процедуры для ребенка следует также обозначить в визуальном расписании, и после этих процедур включить высокомотивационную деятельность. Например, "сделать укол", а потом "смотреть "Машу".

4. Включение знакомых стимулов. Рекомендуется взять из дома такие предметы, которые помогут ребенку быстрее освоиться. Например, взять любимое постельное белье, знакомую посуду, полотенце, книги, а также материалы для занятий - жетоны, карточки, настольные игры и поощрения. С помощью жетонов можно будет не только поощрять за выполнение заданий, но и помочь ребенку "пережить" некоторые процедуры и минуты ожидания в очереди.
https://www.facebook.com/pages/%D0%9F%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D1%81-%D0%A0%D0%90%D0%A1-%D0%A3%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%94%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA/654448564576095?fref=ts
Пособия для детей с РАС. Украина. Днепропетровск

5. Карточки PECS. Для ребенка, который общается с помощью карточек, книга PECS - это неотъемлемая часть жизни. Почему-то родители таких детей часто "забывает" или оставляют книгу дома, мотивируя это тем, что у ребенка не будет возможности попросить, или что он будет просить, а ему не дадут. Этого нельзя делать ни в коем случае! Если ребенок общается с помощью карточек, то нужно обязательно брать карточки с собой. Во-первых, это отличная возможность обобщить навык обращения с просьбой- в новом месте и с новыми людьми. Во-вторых, это возможность научить ребенка просить что-то новое - в новых условиях могут появиться стимулы, которые заинтересуют ребенка. В-третьих, это возможность научить ребенка дополнительным важным навыкам - ввести карточку "Жди", научить следовать визуальному расписанию и визуальным инструкциям, отказываться и просить помощь.

     Тщательный процесс подготовки может существенно облегчить процесс госпитализации. Некоторые родители не хотят упоминать о грядущей госпитализации для ребенка, чтобы не беспокоить его раньше времени, и предотвратить возможные истерики - "Попадет в больницу, и привыкнет. Все равно, некуда деваться". Но такой подход лишь усугубит тревогу, и госпитализация станет огромным стрессом для ребенка, который не только приведет к агрессии и истерикам, но и может стать причиной потери навыков в будущем. Используя визуальные пособия, поощрения и подсказки, родители могут подготовить ребенка к этому процессу, и облегчить жизнь и себе, и ему.