Случай из практики.Ребенок научится играть в настольную игру-бродилку.

игра с аутичным ребенком
Ребенок: мальчик, 5 лет 4 месяца.
Цель: Ребенок научится играть в настольную игру-бродилку.
                                         
Оценка: У ребенка наблюдаются трудности с социальным взаимодействием со сверстниками. Отсутствует навык играть в настольные игры и, как следствие, навык соблюдения очередности в игре.
Формат обучения: цепочка поведения.
Процедура: Ребенок и коммуникативный партнер сидят за одним столом. На столе выложены поля – "листочки", по которым ходят фишки – "лягушки". Между ними лежит стопка карточке рубашкой вверх. Каждый игрок по очереди берет карточку из стопки и ходит своей фишкой на то количество ходов, которое указано на карточке.
1. Считалкой определяем, кто ходит первый и начинаем игру. Например, первым ходит взрослый.
Взрослый берет карточку.
Смотрит, сколько выпало, и озвучивает: "Два".
Ходит фишкой на два поля вперед.
Задаем вопрос: "Чья очередь?" Подождать 3 секунды. Ребенок должен ответить: “[моя]”. Если не отвечает – оказать запланированную подсказку.
Ребенок берет карточку.
И так далее, пока кто-то из игроков первым не достигнет финиша.
Выводы и рекомендации: На данный момент было проведено 15 сессий, в которых принимали участие ребенок и взрослый. Сбор данных велся в двух направлениях.
1. Соблюдение очередности. График показывает процент правильных реакций при соблюдении очередности при игре с коммуникативным партнером.
По графику видно, что пока ребенку еще сложно соблюдать очередность и поведение не сформировано. Рекомендовано продолжать работу.

процент правильных реакций


2. Общее кол-во самостоятельных реакций во время игры.
График показывает процент самостоятельных реакций при игре в настольную игру. По графику видно, что процент самостоятельных реакций растет, однако критерий сформированности навыка еще не достигнут и нужно продолжать работу. Рекомендовано разнообразить репертуар игр.

процент самостоятельных реакций

       

Кто настоящий враг АВА?

Кто настоящий враг АВА?
     Ни для кого не секрет, что есть люди, которые негативно отзываются об АВА. Это могут быть родители детей с аутизмом, специалисты смежных профессий, взрослые люди с аутизмом, врачи, и т.д. Известными стереотипами являются: "АВА - это дрессировка", "АВА подходит только тяжелым аутистам, которым не подходят более "гуманные" подходы", "АВА делает из детей роботов", "АВА - финансовая пирамида" и т.п. Все чаще и чаще в социальных сетях стали возникать дискуссии и споры о том, "нужно или не нужно АВА детям с аутизмом". Представители деятельностного подхода, дефектологи, логопеды, психологи, специалисты, работающие над развитием эмоционально-волевой сферы в один голос утверждают, что "лучше бы без АВА!". Члены комиссий и представители государственных структур утверждают, что "лучше бы без АВА!", при этом несколько опасаясь, что сторонники АВА (а это чаще всего родители, дети которых достигли хороших результатов с помощью АВА-подхода) будут слишком сильно "возмущаться и лобировать свою АБу". Так кто же из этих противников наносит самый большой урон репутации АВА и препятствует развитию и повсеместному применению АВА-подхода в коррекционной работе?
     Как сказал один очень мудрый человек (Игорь Леонидович Шпицберг ;-) ): "Самым главным врагом АВА-специалистов являются сами АВА-специалисты". И с этим высказыванием можно согласиться на все 100%!
     В первую очередь, самым главным врагом АВА являются неэтично и некорректно практикующие АВА-специалисты. При этом, у АВА-специалиста может быть какая-то "гипотетическая" компетенция, а может и не быть никакой. Специалист просто посмотрел несколько роликов в Ю-тубе и книжку Ловааса почитал. Но может быть и такой случай, когда АВА-специалист даже заканчивает полностью сертификационную программу обучения, и даже открывает центр, но сам не работает по поведенческим принципам, и не соблюдает этический кодекс, а творит на практике все что угодно, но только не АВА.

     Найти специалиста, который практикует в соответствии со всеми стандартами профессиональной практики, очень сложно. Однако, найти таких специалистов, которые работают без протоколов и программ - пожалуйста! Специалисты, которые данные не собирают - сколько угодно! О построении графиков промолчим совсем. Специалисты, которые некорректно используют подсказки, не умеют налаживать сотрудничество с ребенком, не умеют корректно использовать поощрения, неверно применяют методы дискретных (отдельных) блоков и спонтанного обучения - сотни. А уж специалист, который путается с цепочками и шейпингом (не в теории, на практике!) - на каждом шагу! И это не то, что в теории их не учили. Учили! И экзамен сдавали все, и практические работы. Но, учеба это одно, а практика - совсем другое.

❌Детей запирают столом, и "гасят проблемное поведение". А как же этика и "Право не эффективное поведенческое вмешательство"? "Знаем, учили, но не применяем. Розовые сопли все это".
Учитель некорректно дает инструкции, подсказок не дает. Ребенок плачет, избегает заданий. "Гасить поведение нужно! Розовые сопли нечего распускать!".
Специалист использует на занятии только одно пищевое поощрение. Ребенок быстро пресыщается. Специалист: "Так что же я еще буду использовать? Так он вообще работать не будет!"
Чем больше ребенок сопротивляется на занятии, чем больше проблемного поведения демонстрирует, тем быстрее получает перерыв, тем более значимые поощрения ему выдают. Когда сидит красиво и спокойно выполняет задания - поощрения низкого качества и очень редко. Как заорал - сразу: "Тихо, тихо! Петенька устал! Давай быстро-быстро доделаем и "Киндер-сюрприз!"
Специалист на сертификационной программе выучил постулат: "Эффективность вмешательства должна оцениваться. Для оценки в АВА используется план эксперимента с одним участником". И изучив сей постулат, говорит возмущенно: "Ну, что за наука такая! А как же нормальная выборка? Как вообще на эти исследования можно опираться? Понапишут ерунды!".
Специалист только-только закончил обучение на курсе, прослушав 15 часов лекций об этике. Практическую работу сдал. Экзамен сдал. Просит выдать свидетельство об окончании сертификационной программы. На вопрос, может ли супервизор подтвердить, что его практика осуществляется под супервизией, отвечает: "Нет у меня супервизора. И не планирую. Нет необходимости!"
У ребенка высокий уровень речевых навыков, но сложные поведенческие проблемы (бьет родителей, отказывается ходить в сад с криками и истериками). Специалист АВА: "Нет, здесь АВА не поможет! Тут или таблеточки нужны, или работать над эмоционально-волевой сферой".

А еще:
❌Специалист деньги за разработку программы получил, а программу выслал либо через полгода, либо забыл вообще выслать. Забыл!
Специалист договаривается работать за одну цену, а как только начинает работать, начинает требовать повышения зарплаты.
Специалист внезапно исчезает и больше не появляется на работе.
Специалист, в процессе поездки в автобусе, громко разговаривает по телефону с подругой, обсуждая, что было на занятии с ребенком, что он отрабатывал, и что у ребенка "тупо не получилось".
Программа АВА-специалиста оказывается в сети и всем очевидно, что качество программы очень низкое. Нет его. Качества. И специалист взял за разработку программы немалые деньги. А когда начинается обсуждение, оказывается, что "не программа это вовсе, так, начальные наработки".

     И таких историй множество, можно книгу издать с примерами действий некомпетентных специалистов.

     Второй главный враг АВА - это АВА-специалист, который не умеет корректно дискутировать. Чаще это происходит потому, что знания АВА-специалиста ограничены техниками, которыми он применяет в работе с детьми. Как применить поведенческий анализ к поведению взрослых, без диагностированных нарушений развития, специалист не знает. Такой специалист не умеет описывать поведенческие принципы таким образом, чтобы это стало понятно другому человеку (например, чрезмерно использует терминологию). Такой специалист не умеет анализировать функцию вербальных высказываний. Например, если дефектолог говорит: "Вы, АВА-специалисты, не умеете работать над развитием высших-психических функций", то АВА-специалист, вместо того, чтобы выяснить, почему коллега-дефектолог так думает, начинает оправдываться или высказываться в стиле: "Сам дурак! Работать не умеешь!". Несомненно, нужно обладать крепкими нервами, чтобы справиться с нападками. Но, что более существенно - нужно обладать крепкими знаниями как о принципах поведения, так и о философии радикального бихевиоризма. АВА-специалист (эксперт!), который в глаза своему собеседнику- приверженцу другого подхода, говорит: "Только АВА всем поможет! А ваша волшебно-палочковая терапия - это недоказанный метод, который никому не нужен" - конечно не будет выглядеть в глазах собеседника "приятным человеком, с которым можно обсуждать профессиональные вопросы". И к каким последствиям приведет данное высказывание, АВА-специалист, в порыве эмоций, не просчитывает (а должен!). К тому, что потом оппонент будет при каждом удобном случае говорить: "Держитесь от АВА подальше! Это секта!". А наш уважаемый эксперт не принимает это во внимание.
     И, уж конечно "АВА-специалист АВА-специалисту волк!". "Туда не ходи, они не у того учились!", "Сюда не ходи! Супервизор там не тот", "С этим не разговаривай", "Этот термин не используй, его тот-то придумал", "А мне один сказал, что тот, другой, совсем работать не умеет, т.к. первый с третьим поговорил, которому четвертый намекнул". "Я этому не скажу, что у такого-то супервизии беру, а то этот "этот" меня из тьюторов выгонит". "Этому специалисту я бланки супервизии не подпишу, он ко мне учиться не пошел, у старого преподавателя остался", "Туда работать не пойду. Там специалисты у другого преподавателя обучались. Они меня заклюют". "Оооо. Не пойду я в АВА-специалисты. У вас тут настоящее змеиное гнездо..."
     И как, КАК, после всего этого можно кого-то обвинить в том, что он "негативно относится к АВА"?!!! Родителя, который столкнулся с неэтичным специалистом, которого родитель долго искал, учебу оплачивал, а специалист "слился" после первой же истерики ребенка? Дефектолога, который столкнулся с рьяным защитником АВА и оплеванным ушел? Подростка с синдромом Аспергера, которого в детстве удерживали за столом и "дрессировали" нудными заданиями?
     Как после этого жить? Кто АВА спасет?
     Как обычно, "спасение утопающих - дело рук самих утопающих". Именно АВА-специалисты, компетентные и этично-практикующие могут спасти как репутацию, так и практику АВА. Конечно же, стандарты профессиональной практики не выдуманы для того, чтобы затруднять специалисту путь к сдаче экзамена. Конечно же, этический кодекс не выдуман для того, чтобы "нагрузить" специалиста никому не нужными знаниями. Все это нужно, в первую очередь, для самих же специалистов. Все это дает возможность специалисту АВА делать свою работу именно так, как нужно. И каждый специалист, закончив свой трудовой день, должен задуматься: "А практиковал ли я сегодня этично? Соблюдал ли я стандарты профессиональной практики? Работал ли я сегодня эффективно?". Если нет, то завтра же нужно исправиться. Исправить свое собственное поведение, а не обвинить кого-то в непонимании и недооценке АВА. Это относится не только к специалистам, которые практикуют с детьми, но и к кураторам, супервизорам и преподавателям. Любой наш поступок, любое высказывание оказывает влияние на окружающую среду. И именно мы ответственны за то, каким окажется это влияние. Нужно писать программы так, чтобы не стыдно было, когда программу кто-то обсуждает в сети. Нужно работать с ребенком так, чтобы качество жизни ребенка и его семьи улучшилось. Нужно принципы поведенческого анализа так, чтобы не нужно было искать ответы в других подходах. В АВА все есть, нужно только к этому прийти.
      На сегодняшний день не существует государственного органа, который контролирует практику поведенческих специалистов. Ни в России, ни в других русскоязычных странах. И только призрачный сертификационный совет ВАСВ как-то пытается регулировать практику. И даже те АВА-специалисты и сторонники АВА, которые на данный момент утверждают, что "нет необходимости в сертификации американским бордом, у нас тут свои, отечественные стандарты!" отчаянно вредят становлению АВА в русскоязычных странах. Ведь все-таки, хоть на сертифицированного специалиста есть какая-то управа, а на несертифицированного - совсем нет. Важно, чтобы специалисты проходили сертификационный экзамен! Так, по крайней мере, они обязаны профессиональные стандарты соблюдать, практиковать под супервизией, тщательно изучать науку АВА, а после сертификации - продолжать совершенствоваться. Да, сертификат ВСВА или ВСаВА - это показатель МИНИМАЛЬНОЙ компетенции в АВА. Но, хоть минимальная должна же быть у специалиста!
     2018 год только начался. Профессиональному развитию АВА в России уже почти 8 лет. АВА-специалистов становится больше, и хотелось бы, чтобы качество АВА услуг начало приближаться к тому, которое описано в профессиональных стандартах. Чтобы это можно было увидеть и оценить объективно, а не на основании мнения того, кто громче перекричит и сильнее оплюет оппонента. Всем родителям детей с аутизмом и специалистам смежных профессий, практикующим в сфере коррекции расстройств аутистического спектра я хочу пожелать, чтобы на вашем пути встречались только этично-практикующие и добросовестные специалисты! Такие, которые не только на работе, но и в жизни опираются на принципы прикладного анализа поведения и философию радикального бихевиоризма. Да пребудет с нами Скиннер!