Обучение ребенка с аутизмом тому, как обратиться за помощью в случае, если он потерялся в общественном месте.



Журнал Прикладного анализа поведения
Общество экспериментального анализа поведения
Авторы: Ryan Bergstrom, Adel C Najdowski, Jonathan Tarbox

Обучение навыкам при аутизме

Вступление

У детей с аутизмом без специфического обучения могут не сформироваться навыки безопасности (к примеру, навык обращения за помощью). Поэтому потенциально опасной является ситуация, когда аутичный ребенок отделяется от сопровождающего его взрослого в магазине или в других общественных местах. Целью данного исследования стала оценка эффективности ряда терапевтических методов (правила, ролевые игры и похвала), применяемых в естественной среде для обучения трех мальчиков с аутизмом тому, как обращаться за помощью к работнику магазина в случае, если они потерялись. Терапия оказалась эффективной, и поведение обращения с просьбой о помощи обобщилось и для других магазинов в случае всех участников исследования.

Одной из основных задач любого вмешательства при работе с аутичными детьми является повышение уровня их самостоятельности. Однако вместе с увеличением независимости и уменьшением контроля приходит и риск, диктующий потребность в формировании репертуара навыков безопасности (Clees & Gast, 1994). Например, дети могут потеряться во время похода за покупками со своими родителями.

Относительно в небольшом количестве исследований были изучены стратегии обучения детей с аутизмом тому, что нужно делать, если они разделились с сопровождающими их лицами в магазине или в другом общественном месте. Taylor, Hughes и Richard (2004) обучали аутичных подростков реагировать на вибрирующий пейджер и подходить к ближайшему взрослому, чтобы передать ему карточку с просьбой о помощи. Другие ученые обучали людей с аутизмом или умеренными когнитивными расстройствами использовать мобильные телефоны для получения помощи, если они потерялись (Hoch, Taylor, & Rodriguez, 2009; Taber, Alberto, Hughes, & Seltzer, 2002; Taber, Alberto, Seltzer, & Hughes, 2003). Использование мобильных телефонов представляет собой многообещающую стратегию, однако ее успех зависит от доступности и правильности использования ребенком технологии, что не может быть применимо в любых обстоятельствах.

В одном из исследований ученые обучали типично развивающихся детей, потерявшихся в общественном месте, тому, как обращаться за помощью без применения технологических средств. Pan-Skadden и соавторы (2009) обучали детей просить о помощи работников кассы, используя моделирование, повторение и обратную связь, сначала в домашней среде, а затем в и в ситуативной среде, если это необходимо. Текущий эксперимент был разработан для того, чтобы расширить этот ряд исследований, включив в него детей с аутизмом, обучение исключительно в натуральной среде, а также проверку обобщения навыков для различных розничных магазинов.

МЕТОД

Участники и условия

Участниками данного исследования были трое мальчиков в возрасте от 10 до 11 лет с диагнозом аутизм. Они получали 8-12 часов индивидуального поведенческого вмешательства в неделю. Родители участников выражали свою озабоченность тем, что их дети теряются в общественных местах. Критерии участия требовали, чтобы у детей наблюдались базовые вокально-вербальные навыки (например, вокальная имитация, вокальная просьба о получении предпочитаемых предметов), имелся опыт обучения при помощи ролевых игр, а также способность следовать правилам, таким как «Когда я хлопаю в ладоши, ты встаешь». Кроме того, родители участников должны были сообщить о том, что их ребенок умеет отличать сотрудников розничных магазинов от обычных покупателей.

Все пробные и обучающие блоки проводились в различных отделах нескольких розничных магазинов. Для того чтобы минимизировать вероятность возникновения конкурирующих последствий, в исследование не включались отделы розничных магазинов, содержащие предпочитаемые детьми объекты (к примеру, видеоигры и игрушки). Блоки реализовывались в форме компонента регулярной терапии участников и проводились терапистом, имеющим подготовку в области ведения письменных протоколов, предоставления вокальных инструкций и моделирования. Каждый блок продолжался около 5 минут и повторялся 1-3 раза в день, один или два раза в неделю.

Сбор данных и согласованность наблюдателей

Для отражения действий каждого из участников использовалась балльная система. Участники получали 1 балл за продуцирование одной из следующих форм поведения: (а) призыв «Мама» или «Папа» с громкостью голоса выше обычного разговорного уровня, (b) нахождение работника магазина (которое определялось как приближение к работнику, обращение к нему лицом и нахождение в переделах 1 м от него), и (с) информирование работника о том, что ребенок потерялся (например, «Я потерялся»). Однако экспериментаторы автоматически засчитывали участникам сразу три балла, если они успешно находили работника магазина и информировали его о том, что они потерялись, вне зависимости от того, звали ли они перед этим своих родителей или нет.

Данные записывались терапевтами и тайными наблюдателями. Измерение индекса согласованности наблюдателей было проведено в 75% блоках, и данный показатель составил 100%.

Процедура

Исследование проводилось в три фазы: базисный уровень, обучение/тренинг и пост-тренинг.
На базисном уровне родители участников брали их с собой в магазины розничной торговли и давали им какое-либо поручение (например, «Сходи выбери себе новую зубную щетку и возвращайся ко мне»). За детьми велось скрытое наблюдение. Когда участники возвращались на то место, где они в последний раз видели своих родителей, наблюдатели включали таймер и наблюдали за участником в течение 5 минут, чтобы определить, продемонстрирует ли он поведение обращения за помощью. Подсказки детям не предоставлялись. По истечению 5 минут родители возвращались к участникам. Если дети говорили что-либо о произошедшем, родители отвечали на это нейтральным комментарием (к примеру, «О, мне жаль») и переводили разговор на другую тему.

В ходе каждого из блоков фазы обучения родители, участник и терапист отправлялись в магазин, который, как сообщалось родителями, они часто посещали вместе с детьми. Ситуация разделения ребенка с родителем искусственно воссоздавалась в течение каждого блока.

Перед каждым из этих блоков терапист объяснял ребенку, что он должен делать, если потеряется. Правила состояли в следующем: (а) «Если ты когда-нибудь потеряешься, ты должен кричать «Мама!» или «Папа!»», (b) «Если это не сработает, найти работника магазина», и (с) «Когда ты найдешь работника, скажи ему, что ты потерялся». После ознакомления с правилами, родители участника тихо отходили от него, пока он разглядывал какой-нибудь предмет. Затем терапист инициировал ролевую игру, которая выглядела следующим образом: терапист восклицал, обращаясь к участнику: «О нет! Где же мама? Ох, мы потерялись. Что ты должен делать?». Затем терапист в определенном иерархическом порядке использовал устные подсказки, чтобы добиться правильного ответа. Первая подсказка заключалась в том, что терапист спрашивал ребенка, что он должен делать, если потеряется (например, «Что ты должен сделать в первую очередь/потом?»). Если участник не давал правильной реакции на эту подсказку, ему предоставлялась вторая подсказка в виде вопроса о неправильном действии (например, «Должен ли ты просто стоять здесь?», «Должен ли ты выйти из магазина?»). Если участник не отвечал «нет» и не давал правильного ответа, ему предоставлялась вокальная инструкция (например, «Выкрикни «Мама!» или «Папа!»; «Пойди и найди работника магазина»). После того, как участник завершал информирование работника о том, что он потерялся, терапист предоставлял ему устную похвалу.

Критерием овладения навыком было получение трех баллов в двух последовательных блоках. Последний блок проводился без участия тераписта, чтобы устранить вероятность того, что его присутствие является источником контроля стимула над реакцией ребенка. После демонстрации всех трех форм целевого поведения, терапист, наблюдавший за ребенком с расстояния, возвращался и предоставлял ему устную похвалу.

Фаза пост-тренинга была идентичной фазе базисного уровня. Сбор данных осуществлялся одним или несколькими наблюдателями. В случае если участник не продуцировал корректной реакции в течение 5 минут после разделения с родителями, терапист подходил к участнику и предоставлял ему подсказку: «Ты потерялся? Что ты должен делать?».  Если же участник демонстрировал все формы целевого поведения самостоятельно, родители немедленно возвращались к нему. Работников магазина не информировали о проведении исследования для сохранения чистоты эксперимента. Реакции работников магазина на обращение за помощью не измерялись. В ходе исследования участники ни разу не проявляли признаки эмоционального беспокойства и не попадали в опасные ситуации.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

В ходе базисного уровня исследования все дети получали от 0 до 1 балла за блок. В фазе обучения двое из участников быстро овладели правильными реакциями, и в ходе пост-тренинга они продуцировали правильное поведение даже в новых магазинах, на базе которых обучение не проводилось. Третьему ребенку потребовалась несколько более продолжительная фаза обучения прежде, чем он овладел корректными реакциями.

В целом, результаты показывают, что правила, ролевые игры, предоставление подсказок и похвала в натуральной среде были эффективными инструментами формирования поведения обращения за помощью у троих мальчиков с аутизмом. Кроме того, по завершению процедуры вмешательства все участники продемонстрировали корректное поведение в незнакомых им магазинах и в абсолютно естественной обстановке (Cooper, Heron, & Heward, 2007).

Тем не менее, некоторые ограничения данного исследования требуют обсуждения. Участники этого эксперимента обладали хорошо развитыми вербальными навыками и репертуаром поведения следования правилам; поэтому общность этих выводов для детей с менее продвинутыми вербальными навыками остается неизвестной. Вторым ограничением является то, что две последних пробы обобщения для двоих участников проводились в местах, в которых данные базисного уровня исследования не собирались. Возможно, хотя и маловероятно, что участники продемонстрировали бы корректные реакции в этих же магазинах и на базисном этапе исследования. Наконец, невозможно с точностью сказать, какие именно компоненты терапии вызвали изменение в поведении, и будет ли эффективным более простой набор методов терапии. Будущие исследования должны преодолеть эти ограничения и оценить поддержание поведения обращения за помощью в долгосрочной перспективе.



Источник: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3297342/

0 коммент.:

Отправка комментария

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.