История Прикладного Анализа Поведения (АВА)


Ловаас
В 1913 году Джон Уотсон определил наблюдаемое поведение как соответствующий предмет анализа для психологии и заявил, что любое поведение контролируется факторами внешней окружающей среды. В это же время Уотсон изложил теорию психологии «стимул-реакция», которая положила начало движению под названием «бихевиоризм». Позже Скиннер разъяснил различие между респондентным обусловливанием Ивана Павлова, условные рефлексы, и оперантным обусловливанием, в котором последствие поведения контролирует появление этого поведения в будущем.




Скиннер и другие ученые изложили основные принципы поведения, которые включают усиление, подсказки, постепенное устранение подсказок, режимы усиления и т.п. Эти принципы составляют чистую науку поведенческого анализа. Важно понимать, что это чистая наука, а не прикладная наука. Такое различие проводится, если наука изучается как в чистом виде, так и прикладным образом (например, физика). Когда принципы чистой науки поведенческого анализа используются для обучения, или в любой другой прикладной среде, такая практика называется «Прикладным Анализом Поведения» ,(или ранее – модификацией поведения). Это означает, что принципы, используемые для того, чтобы описать, каким образом поведение контролируется законами природы, является наблюдаемым и измеримым, а также того, как оно воздействует на окружающую среду, были адаптированы в обучающие методы, основанные на этих принципах.

Причина, по которой не знающие этих нюансов люди не всегда правильно понимают, что такое АВА, вытекает именно из данного различия между чистой и прикладной наукой. Чистая наука – это отдельная сфера, состоящая из принципов поведения. Прикладная наука – это иная сфера, состоящая из стратегий, основанных на этих принципах. Причина, по которой люди говорят о существовании различных «видов» АВА, что является некорректным утверждением, заключается в том, что они слышат различные термины, такие как «Обучение отдельными блоками», «Случайное обучение», «Ловаас» и т.п. На самом деле, эти словосочетания описывают различное ПРИМЕНЕНИЕ одной и той же науки. И вот почему так произошло.

В 60-ых годах Ивар Ловаас начал работу над тем, что впоследствии будет описано в «Книге Я», в которой излагается его прикладное использование науки в сфере обучения. Он описал учебные программы, а также их обучающую последовательность, и разъяснил, как проводить обучение с их помощью. Навыки обучались посредством прикладного анализа поведения (прикладного применения науки о поведении), а то, каким образом применялась наука, был метод Ловааса. Это и есть то, что имеет в виду большинство людей, рассуждающих на тему АВА: они имеют в виду, что они проводят обучение, используя применение науки поведенческого анализа по методу Ловааса.

Теперь многим известно, что Ловаас, к сожалению, в свое применение данной науки первоначально включил использование аверсивных стимулов, и эти действия справедливо ставятся под сомнение многими людьми. Позже он реорганизовал свою методику и исключил аверсивные стимулы, и теперь любая методика, которая включает использование аверсивных стимулов, не только считается незаконной и аморальной, но еще и архаичной. Книга Ловааса «Обучение индивидуумов с задержкой развития: Базовые техники вмешательства», появившаяся через долгий промежуток времени после выхода «Книги Я», поступила в свободную продажу совершенно недавно, и в ней описывается, как изменилось базовое программирование за последние несколько десятилетий. Однако его первоначальное прикладное применение науки описывает обучение целевому навыку сначала в изоляции, затем с одним или двумя отвлекающими стимулами, затем обучение иному навыку таким же образом, а затем расположение одного и другого в случайной последовательности. Он также делал акцент на интенсивности занятий, на работе за столом, на зрительном контакте, спокойном сидении и т.п. Практически все специалисты, которые не обучались непосредственно у Ловааса, и которые применяют его методику прикладного поведенческого анализа, внесли какие-либо произвольные или непроизвольные изменения в нее, поэтому в наши дни довольно редко можно встретить истинные «Ловаасовские» программы. Тем не менее, такие изменения бывают как в лучшую, так и в худшую сторону. Но программа Ловааса в любом случае была первым применением науки поведенческого анализа, широко используемым для обучения людей с аутизмом, и важность этого вклада не может и не должна быть забыта.

В дополнение к конкретизации оперантного обусловливания Скиннер также проанализировал функции речи и представил свой анализ в книге 1957 года под названием «Вербальное поведение». В ней речь была описана с точки зрения ее функций, в основном – манд, эхо, такт и интравербальные реакции. Такие ученые как Джек Майкл, Винс Карбон, Марк Сандберг, Джеймс Партингтон и другие, одним словом, все прикладные поведенческие аналитики, изучали чистый научный анализ Скиннера (книга Скиннера не определяет способ применения вербального поведения, она лишь описывает его). Таким образом, они взяли чистую науку и применили ее прикладным образом, это и представляет собой то, что мы называнием «прикладным вербальным поведением». То есть, это по-прежнему прикладной анализ поведения, по-прежнему применение науки поведения, однако фокус смещается на вербальное поведение учащегося.

Существуют и другие различия в прикладном применении. Например, тип предоставляемых подсказок -- подсказки типа «нет!», «не так!» в противоположность «обучению без ошибок», соотношение времени обучения ребенка за столом ко времени обучения его в натуральной среде. Также идет презентация навыков, массовые блоки на один целевой навык, по сравнению с несколькими целевыми навыками или с многочисленными целевыми навыками в рамках одной программы. Вероятно, существует такое же многообразие различных способов прикладного применения науки поведенческого анализа, как и домашних или школьных программ АВА. Таким образом, если кто-нибудь спрашивает Вас о том, занимаетесь ли Вы АВА, Вы можете ответить «да» вне зависимости от того, работаете Вы по программе Ловааса или по программам вербального поведения. Вы можете ответить на этот вопрос положительно, поскольку Вы производите обучение, основываясь на принципах бихевиоризма. Более важным вопросом является то, какое именно прикладное применение науки Вы используете. Это даст намного больше информации о том, каким образом Вы производите обучение.

Существует множество людей, которые могут сказать, что им «не нравится АВА». Скорее всего, эти люди имеют в виду, что им не нравится применение науки поведения по методике Ловааса (или любой другой методике, с которой они сталкивались), а не наука поведения сама по себе. Сложно поспорить с идеей о том, что мы делаем что-либо чаще, когда это имеет положительные последствия, (усиление). Но,  если мы не знаем, как сделать что-либо, мы нуждаемся в помощи для того, чтобы научиться этому, (подсказки). Такая помощь постепенно должна быть устранена, если мы в состоянии самостоятельно использовать какой-либо навык, (постепенное устранение подсказки); а также что мы усовершенствуем свои умения, когда практикуем их, (формирование поведения). В двух словах, это и является наиболее общими принципами поведения. Гораздо легче поспорить с тем, что маленького ребенка усаживают на стул на 40 часов в неделю, требуют от него зрительного контакта и спокойного сидения. Это представляет собой слишком обобщенную (и не совсем корректную) интерпретацию строгого применения науки поведения по методике Ловааса.

Прежде всего, любому специалисту необходимо в первую очередь установить дружеские отношения с ребенком и связать себя с усилением, (парное обусловливание представляет собой прикладную стратегию, основанную на усилении; поведенческий принцип). Это не просто лучший человеческий подход, но и мощная поведенческая техника. Следует предъявлять ребенку очень незначительное количество требований, поддерживать высокий уровень усиления, а также сохранять низкую ценность поведения избегания, которое проявляется в негибкости, агрессии и аутостимуляции. Первым «требованием» может быть обучение ребенка тому, как продуцировать манд-реакцию, (просьбу) в отношении того, что ему хочется. Это абсолютно функциональный навык, поскольку он дает ребенку возможность соответствующим и эффективным образом выражать свои потребности и желания. Обучение манд-реакциям в отношении всего, что ребенок может захотеть, включая, но не ограничиваясь предпочитаемыми предметами, помощью, игровой деятельностью, информацией, отрицательным усилением, (устранение нежелательных для ребенка стимулов), производится на протяжении всего курса обучения. Постепенно требования увеличиваются, однако, коэффициент соотношения сложных заданий к простым заданиям редко превышает показатель в  20% к 80%. Такие требования обучают ребенка наименовать любые стимулы, присутствующие в его окружающей среде, вести беседу, читать, писать, произносить слова по буквам, считать и совершать тысячи других функциональных академических действий.

Кроме сохранения соотношения простых заданий в пропорции 80%, трудные задания также можно облегчать посредством использования «Обучения без ошибок», в рамках которого ребенку в случае необходимости предоставляются подсказки, чтобы он правильно реагировал на инструкции и получал усиление. И лишь затем следует немедленно перенести выполнение задания на самостоятельный уровень, чтобы ребенок обучился выполнять его независимо, за что он будет получать дифференциальное усиление (больше усиления за лучшее качество реакций или за более самостоятельные реакции). Кроме того, следует тратить не более 30% времени на обучение ребенка за рабочим столом; в остальное время обучение должно производиться в любых других местах – на улице, дома, в ходе игровой деятельности, при просмотре телевизора и т.п. Это провидит к следующим результатам:

1) Таким образом ребенок обучается такому же объему материала, (если не большему), как и при обучении за столом;
2) Ребенок немедленно обучается использовать все, чему он обучается, в любых условиях окружающей среды, не только потому, что изучаемые навыки функциональны, но и потому что ребенок обучается им во всех условиях окружающей среды, с которыми ему приходится сталкиваться.

Невозможно описать все действия, которые специалист ежедневно производит с ребенком, поскольку они меняются каждый день, каждую минуту, с каждым учащимся. Все, что остается постоянной величиной, это поведенческие техники, которые используются для обучения, а также та радость, которую специалист старается принести ребенку и самому себе в ходе этого взаимодействия.

Это ли обычно имеют в виду, когда говорят «АВА»? Не обязательно, поскольку, как уже отмечалось ранее, большинство людей ссылаются на прикладное применение науки поведения по методу Ловааса. Является ли это прикладным анализом поведения? Да, потому что его подход основывается на принципах науки поведения; это просто различное их применение.

Наука является неизменной; адаптируют только ее различное прикладное  применение. Такая адаптация должна производиться исключительно в соответствии с конкретным учащимся, и именно для этой цели производится сбор данных. Наряду с нашим личным опытом и экспериментальными знаниями учащегося, данные говорят нам о том, что будет эффективным, а что нет. Прикладной анализ поведения – это не злой, антигуманистический, холодный или бездушный подход. Целью АВА является изменение поведения, однако, поведение, которое хотят изменить, всегда выбирается таким образом, чтобы улучшить жизнь учащегося. Является ли это оценочным суждением учителя? Да, но не более, чем все другие решения, принимаемые людьми, которые пытаются кого-либо чему-либо научить,  когда пишут книги, ведут беседы, каким-либо иным образом взаимодействуют друг с другом и т.п..   Важно, чтобы во время обучения к учащемуся относились уважительно, дабы применение науки поведения имело определенный смысл и задачи, а также было эффективным и положительным.

0 коммент.:

Отправка комментария

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.