Формирование обобщенного репертуара реакций аутоклит у детей дошкольного возраста.


аутоклит у дошкольников
В нашей предыдущей публикации мы говорили о таком понятии как «аутоклит», а также рассматривали его разновидности. В своей книге «Вербальное поведение» Скиннер предупреждает читателей о том, что классификация, основанная только на топографии реакции, приводит к ошибкам в анализе. Тем не менее, его собственная система классифицирования аутоклитических реакций, очевидно, имеет некоторые топографические черты. Например, он предполагает, что высказывание «Я думаю» в реакции «Я думаю, скоро начнется дождь» является примером описательного аутоклита, поскольку данная реакция контролируется (относительно слабыми) условиями стимула, побуждающими первичную вербальную реакцию говорящего. Однако данный пример функционально не отличается от реакции «Кажется, скоро пойдет дождь», в которой слово «кажется» будет классифицировано как пример качественного аутоклита, контролируемого теми же самыми слабыми условиями стимула. Невозможность выявить ключевые характеристики количественных аутоклитов может быть связана, в частности, с трудностями в отличении их от манипулятивных аутоклитов.


В рамках попытки решения этой проблемы Питерсон (1978) предложил перегруппировать описательные, количественные и манипулятивные аутоклиты в две категории: аутоклитический такт и аутоклитический манд. Ключевой особенностью аутоклитического такта является то, что данные реакции контролируются некоторым невербальным аспектом отношения, которое контролирует первичную вербальную реакцию. Грубо говоря, описательные и качественные аутоклиты Скиннера были подведены под более широкую категорию «аутоклитических такт-реакций», в то время как манипулятивные и количественные аутоклиты были названы «аутоклитическими манд-реакциями». Определяющей чертой аутоклитических манд-реакций является то, что они контролируются побуждающими условиями, которые обладают поощряющими характеристиками (для говорящего), если слушатель изменяет свою реакцию на первичную вербальную реакцию.

Однако обсуждение темы аутоклита практически полностью велось исключительно на теоретическом уровне (например, Vargas, 1982; Skinner, 1986). Целью текущего исследования было проведение экспериментального изучения «качественного аутоклитического поведения» (по Скиннеру) и «аутоклитического такта» (по Питерсону). А именно, изучались аутоклитические реакции, которые побуждались слабым контролем стимула первичной такт-реакции. Целью данного исследования было (а) определить, можно ли в структурированной среде обучить ребенка таким типам реакций аутоклит, топография которых определялась экспериментаторами; (б) определить, приведут ли данные процедуры к обобщению аутоклитических реакций; (в) определить компоненты программы, необходимые для построения данного поведения; (г) попытаться прояснить природу переменных, контролирующих аутоклит.

МЕТОД

Субъекты

В исследовании приняли участие четверо детей дошкольного возраста (двое мальчиков, двое девочек) от 4 до 5 лет. Все они посещали занятия в Центре Развития Ребенка при Университете Штата Калифорния с частотой от трех до пяти дней в неделю.

Материалы

Экспериментаторы разработали два типа карточек-стимулов (все они были одного размера) для девяти понятий: (1) красный, (2) квадрат, (3) буква «Л» (4) желтый, (5) круг, (6) буква «Х», (7) синий, (8) треугольник, (9) буква «М». Один вид карточек-стимулов использовался для такт-тренинга и состоял из однозначных и характерных примеров конкретного понятия. Второй тип карточек-стимулов использовался для аутоклитического тренинга. Данные карточки содержали искаженные примеры приведенных выше девяти понятий.

Модель построения эксперимента

Эксперимент проводился по многоуровневой модели с двумя главными условиями: тренинг такт и аутоклитический тренинг. Девять ключевых понятий были распределены в три набора. В каждом из них содержался цвет, геометрическая форма и буква. Сначала субъектов обучили называть примеры понятий, содержащихся в одном наборе. Затем их обучали продуцированию аутоклитических реакций в ответ на искаженные примеры тех же понятий. Обучение начиналось с работы над доведением понятия цвета до критерия, затем понятия геометрической формы и, в конце концов, буквы.

Процедура

Тренинг такт. Сессия начиналась с того, что тренер предъявлял ребенку одну из карточек-стимулов для определенного понятия, а затем спрашивал: «Что это?». Если субъект продуцировал соответствующую реакцию (например, «красный») в течение 10 секунд, тренер предоставлял ему вербальную похвалу и обобщенное условное усиление в виде наклейки со «счастливым лицом». Через несколько секунд начинался следующий блок, и ребенку предъявлялся один из двух оставшихся стимулов. Если в течение 10 секунд реакция не возникала или же была некорректной, экспериментатор моделировал правильную реакцию (например, «красный») и убирал карточку. Ее снова предоставляли ребенку несколько секунд спустя, и блок повторялся. Все карточки предоставлялись в случайном порядке. Когда ребенок собирал 10 наклеек, ему позволяли выбрать дальнейшее занятие: нарисовать картинку, выполнить задание «соединение по точкам», сделать бумажную куклу или попеть песню на протяжении нескольких минут.

Аутоклитический тренинг. После того, как субъекты достигли критерия такт-тренинга для всех трех понятий в рамках одного набора, начинался аутоклитический тренинг. Как и в случае с такт-тренингом, аутоклитический тренинг начинался с одного понятия и его примеров вплоть до достижения критерия. Субъектов сначала обучали продуцированию аутоклитических реакций на искаженные примеры первого понятия (например, цвета), которое они изучили в рамках такт-тренинга, и так далее.

Все аутоклитические обучающие сессии начинались с такт-обзора понятий, присутствующих в наборе. Тренер предоставлял стимул на карточке, который учащийся уже научился называть. За правильной реакцией следовала вербальная похвала, наклейка и, в конце концов, поощряющая деятельность. За некорректной реакцией следовало моделирование правильной реакции, и блок повторялся спустя несколько секунд.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Результаты данного исследования показывают, что аутоклитическому поведению, вызываемому слабым контролем стимула первичного такта, можно обучить в структурированной среде. Все субъекты овладели обобщенным аутоклитическим поведением, что подтверждается рядом подлежащих оценке реакций, продуцированных в ходе пробных блоков. Кроме того, трое из четырех участников исследования продемонстрировали обобщение при измерении топографии реакции. Субъекты продуцировали: (1) аутоклит, формы реакции которого не усиливались в ходе аутоклитического тренинга; и/или (2) такт-реакции, которые не усиливались на протяжении такт-тренинга.

Однако очень важно отметить, что (1) продуцирование этих вариантов аутоклита, а также (2) скорость, с которой трое из участников овладели обобщенными аутоклитическими реакциями, позволяет предположить, что экспериментаторы могли воспользоваться преимуществами некоторого предварительного тренинга. Вероятно, что, по крайней мере, некоторые из участников прежде участвовали в «пассивном обучении», взаимодействуя со стимулами, подобными тем, что использовались в данном исследовании. Например, детей могли попросить передать незнакомый им объект при помощи фразы «Дай мне, пожалуйста, вещь, которая похожа на мячик», или «Дай мне что-то вроде мячика». Такой опыт сам по себе не является достаточным для формирования аутоклита, о чем свидетельствуют ранние пробные блоки. Однако после реализации тренинга участники были способны реагировать не только в качестве слушателей, но и в качестве говорящих.

После того, как ученым удалось произвести обучение обобщенному аутоклитическому поведению, появилась возможность рассмотреть некоторые переменные, имеющие отношение к данному обучению. Вероятно, что в связи с этим могут возникнуть два следующих вопроса. Во-первых, данные в отношении всех участников говорят о том, что сама по себе способность называть некоторые стимулы не является достаточной для продуцирования аутоклитического поведения, если предоставляются подобные, но несколько искаженные образцы таких стимулов. Только один из субъектов продуцировал аутоклиты, пройдя только такт-обучение, и их количество было незначительным. Во-вторых, аутоклитический тренинг необходимо проводить с более чем одним понятием, и только тогда появляется вероятность того, что будет достигнуто обобщение. Только после получения аутоклитичекого тренинга как минимум с двумя понятиями участники начали демонстрировать существенное увеличение количества правильных форм реакций в ходе пробных блоков.

Следовательно, существует вероятность, что многие реакции, продуцируемые в ходе блоков аутоклитического тренинга, по крайней мере, изначально представляли собой лишь первичные такт-реакции с более сложными формами реакций. Однако после начала тренинга с включением в него дополнительных понятий субъекты начинали продуцировать вторичное различение (слабость первичной вербальной реакции).

Тем не менее, овладение навыками выполнения данных заданий, которые были связаны с первым набором понятий, не привело к большому количеству дополнительного аутоклитического поведения в ходе проб. Объяснением тому может служить то, что относительно большое количество ошибок, допущенных во время аутоклитического тренинга, препятствовало продуцированию аутоклитических реакций в ответ на искаженные образцы во вторых экспериментальных условиях. То есть, трудности, которые участник испытывал в ходе мульти аутоклитического тренинга с первым набором понятий, приводили к возникновению аналогичных трудностей при подобном различении в ходе пробных блоков со вторым набором понятий. Это подтверждает результаты другого исследования, в ходе которого ученые наблюдали за проблемами в овладении навыками различения после опыта допущения ошибок в обучении (например, Sidman & Stoddard, 1967; Touchette, 1971; Reese, Howard, & Rosenberger, 1977).

Интересная ситуация возникает при попытке проанализировать истинную природу стимула, который побуждает аутоклит. Невербальный стимул, побуждающий большое количество такт-реакций, как правило, находится за пределами организма говорящего. Например, такт-реакция «красный» контролируется длиной волны некоторого стимула, который стимулирует рецепторы другого индивидуума, помимо говорящего.

Публичный характер данных стимулов способствует овладению реакциями такт, позволяя тренеру выстроить последовательность событий после реакции ученика в зависимости от присутствия или отсутствия некоторого невербального стимула. Однако стимул, который побуждает аутоклит, возможно, является приватным, как предполагал Скиннер (1957).

Рассмотрим реакцию «как будто красный», которая частично является аутоклитической, частично такт-реакцией. Стимул, который контролирует реакцию «красный», легко идентифицировать, а вот стимул, контролирующий реакцию «как будто», определить намного сложнее. Не существует какой-либо определенной характеристики невербального стимула, о которой можно было бы сказать: «Именно эта величина контролирует аутоклит «как будто»». Строго методологический подход может включать оперативное определение, которое описывает определенное отклонение от стандартного невербального стимула, но такой подход кажется не совсем полным. И эта задача может даже оказаться сложнее, чем обучение говорящего продуцировать такт-реакции в отношении приватных событий.

Учитывая, что определить публичный стимул, который побуждает аутоклит, представляет собой довольно трудную задачу, есть смысл предположить, что говорящий реагирует на некоторую приватную стимуляцию, связанную со снижением тенденции к продуцированию первичной реакции такт. Сам факт, что данный стимул является приватным, предполагает, что обучение будет намного более сложным.

Скиннер (1957) выделил четыре метода, при помощи которых человека можно обучить разговаривать о приватных событиях. Один из них, названный им «публичным аккомпанементом», использовался в данном эксперименте. Данный подход предполагает, что некоторый публичный стимул коррелируется с некоторой приватной стимуляцией. Например, если тренер видит, что во время игры в учащегося попадает мяч (приватный стимул), высока вероятность того, что учащийся переживает некоторую приватную болевую стимуляцию.
Тренер может обучить ребенка называть данную стимуляцию болью, даже несмотря на то, что у тренера нет непосредственного доступа к самой приватной стимуляции. В данном исследовании публичным стимулом являлись искаженные образцы понятий, и частная стимуляция была связана с некоторым аспектом слабой контролирующей связи.

Двумя переменными, которые могут определять эффективность публичного аккомпанемента, являются: (1) величина приватной стимуляции, и (2) надежность корреляции публичного стимула с приватным стимулом. Вполне может быть, что величина приватной стимуляции, связанная со слабостью первичной реакции такт, относительно невелика по сравнению с другими приватными событиями, такими как боль. Еще более потенциально проблематичным является тот факт, что сила корреляции публичного и приватного стимула, возможно, в большой степени зависит от опыта обучения каждого конкретного индивидуума, связанного с первичной реакции такт.

Очевидно, что большинство детей овладевает аутоклитическими реакциями без участия в специализированных обучающих программах. Однако вербальный репертуар многих людей, имеющих некоторую задержку в развитии, обедняется отсутствием такого вторичного вербального поведения. Существуют речевые обучающие программы, которые позволяют достаточно эффективно обучать индивидуумов аутоклитическим процессам (например, речь ДИСТАР), однако, потребуются дальнейшие исследования прежде, чем удастся идентифицировать все процедуры, которые могут действенно обучать всем формам аутоклитического поведения. Кроме того, экспериментальный анализ аутоклитического поведения может оказаться полезным инструментом для изучения «внутреннего мира» человека на базовом исследовательском уровне.


Источник: http://europepmc.org/articles/PMC2748482/pdf/anverbbehav00039-0047.pdf

0 коммент.:

Отправка комментария

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.