"Функциональный анализ по Хенли" (IISCA): распространенные ошибки в применении процедуры, и как их избежать. Часть 2

      Основой процедуры экспериментального анализа сочетанных последствий (IISCA) является обеспечение безопасности - как самому ребенку, чье поведение является объектом исследования, так и специалистам, которые применяют процедуру. Руководствуясь требованием к безопасности, в рамках применения процедуры необходимо тщательно проанализировать весь оперантный класс - все виды реакций, которые сопутствуют проявлениям нежелательного поведения, и отобрать такие реакции (предшественники), которые в рамках процедуры будут подкрепляться. Помимо этого, процедура должна проводиться в тщательно контролируемых условиях, в которых, даже при проявлении наиболее опасной формы нежелательного поведения (например, подросток с аутизмом будет пытаться придушить педагога или начнет выкалывать себе глаз), никто не пострадает. И также, при достижении достоверного контроля над поведением, то есть воссоздании условий, в которых поведение будет проявляться и сразу же прекращаться - под влиянием подкрепления, нужно прекращать процедуру и переходить к условиям вмешательства.
       Именно в обеспечении безопасности могут возникнуть сложности при применении процедуры недостаточно подготовленными АВА-специалистами. Во-первых, некоторые АВА-специалисты настолько научены быстро "вырывать" ребенка из мотивационной деятельности и переключать на занятия, что не соблюдают правила процедуры и не предоставляют требования размеренно и последовательно. Например, как раз в том момент, когда ребенок сосредоточен на игре в планшет, педагог подходит, вырывает планшет из рук и говорит: "Идем заниматься!", а также начинает тащить ребенка по направлению к столу для занятий. В этот момент существует огромнейшая вероятность того, что нежелательное поведение проявится в самой опасной форме - например, ребенок откинется на пол и начнет биться головой. Именно это и не должно происходить в рамках процедуры. В идеале, процедура IISCA должна быть проведена так, чтобы опасное поведение не проявлялось вовсе. Или, по крайней мере, не более одного раза. А при таких действиях педагога оно будет проявляться практически всегда.
      Правила процедуры предполагают, что педагог не должен делать резких движений. В условии подкрепления, когда у ребенка в доступе все виды его мотивационной деятельности, педагог должен быть максимально отзывчив ко всем инициативам ребенка, находиться на уровне ребенка (например, сидеть на полу), смотреть на него, воздерживаться от предоставления любых требований, в том числе и не задавать вопросы, на которые ребенку нужно отвечать, улыбаться, подбадривать (но не докучать ребенку своими примечаниями). В момент перехода к тестовым условиям, педагог должен действовать четко и последовательно, и не в коем случае не резко! Нужно спокойно встать, сделать какое-то действие, сигнализирующее о переходе к требованиям - например, хлопнуть в ладоши и сказать: "Ну, все! Теперь будем заниматься!", и только потом спокойно подойти к ребенку, попросить отложить планшет. Если ребенок не откладывает - попросить еще раз. И только если ребенок опять не откладывает - можно использовать подсказку. После того, как ребенок отложит планшет, нужно дать ребенку инструкцию сесть за стол, и уже после того, как ребенок окажется за столом, начать давать учебные задания. И, если на каком-то из этих этапов - сразу после того, как педагог встал, или после того, как хлопнул в ладоши, или после того как подошел, или после того, как попросил отложить планшет - ребенок демонстрирует какое-то минимальное недовольство (начинает хныкать, или кричит, или замахивается на педагога), и эту же секунду педагог должен присесть на корточки, сказать: "Ну, ладно, ладно!", и вернуться к условиям подкрепления, где у ребенка всё и все в доступе, и вообще нет никаких печалей.
      Во-вторых, педагоги, недостаточно подготовившись к процедуре, а также действуя на основе прошлого опыта, все-таки пытаются достичь более явных проявлений нежелательного поведения, чтобы полностью удостовериться, что "оно таки было". Другими словами, если ребенок хнычет, или вскрикивает - педагог продолжает наращивать требования - до тех пор, пока ребенок не начнет его пинать или биться головой о твердые поверхности. И только после этого, педагог переключается опять к условиям подкрепления. Более того, иногда педагог включает слишком сложные требования, вероятность выполнения которых ребенком чрезмерно мала - снова, чтобы "точно поведение проявилось". Данные действия противоречат правилам обеспечения безопасности процедуры, и, помимо этого, такими действиями педагог подкрепляет опасную форму поведения, что уже само по себе противоречит этическим правилам. Так как, при работе над коррекцией опасного поведения, лучше подкрепить пусть нежелательное поведение, но проявляющееся в легкой форме (крики, замахивания, угрозы), чем подкрепить опасную форму (удары, укусы и пинки).
      На самом деле, алгоритм выполнения процедуры IISCA кажется простым, но выполнять его на практике совершенно не просто. Даже опытные АВА-специалисты, в процессе освоения этого навыка, должны потренироваться и получить обратную связь от супервизора или от коллег о том, что весь алгоритм применяется последовательно и со 100% точностью. Услышав о том, что "процедура ФА по Хенли" - это "легко и 5 минут", многие АВА-специалисты торопятся, применяют процедуру так, как они ее интерпретируют на основе прошлого опыта, а не так, как предписано, и таким образом подвергают риску ребенка и самих себя.



Профессиональная подготовка АВА-специалистов: знания, которые способствую эффективной практике

      В нашем проекте "Аутизм: коррекционная работа" стремительным ходом идет обновление материалов всех курсов, вследствие перехода на новые программы, утвержденные международной ассоциацией ABAI. И одно из обновлений - дополнительная лекция Ольги Витальевны Доленко "Аутизм и коморбидные расстройства" (3,5 академических часа!), которая уже добавлена в материал второго курса сертификационной программы.
      Ввиду того, что в рамках нашего проекта проводится подготовка поведенческих специалистов, практикующих в сфере аутизма, мы исходим из предпосылки, что помимо углубленных знаний в сфере поведенческого анализа, наши студенты также должны быть осведомлены о характерной симптоматике расстройств аутистического спектра, а также о возможных проявлениях сопутствующих расстройств (интеллектуальной недостаточности, синдрома дефицита внимания и гиперактивности, обсессивно-компульсивного расстройства, тревожных расстройств и депрессии, и тяжелых речевых нарушений, таких как речевая апраксия и рецептивные нарушения речи).
      Данные знания помогут АВА-специалистам:
  •  - Подбирать наиболее подходящие инструменты для оценки навыков, среди тех, которые они изучают на курсах (VB-MAPP, ABLLIS-R, AFLS, Essential for Living и PEAK);
  •  - Подбирать специфические и наиболее рекомендованные виды поведенческого вмешательства - в отношении коррекции проблемного поведения и устранения дефицитов, продиктованных сочетанными расстройствами;
  • - Эффективно сотрудничать в команде, состоящей из специалистов разного профиля - психиатра, логопеда-дефектолога, специалиста по моторному развитию, коррекционного педагога, и других смежных профессий. 
       Сотрудничество с Ольгой Витальевной Доленко в нашем проекте длится уже десяток лет. Ольга Витальевна, детский психиатр высшей категории и организатор здравоохранения высшей категории, являясь опытнейшим специалистом с многолетним стажем работы, прекрасно осведомлена о потребностях как детей с различными нарушениями, так и их родителей, а также практикующих специалистов. Ольга Витальевна, помимо специализации в детской психиатрии, также изучает прикладной анализ поведения, успешно окончила сертификационную программу обучения ВСаВА, семинар по Денверской модели, и другие профессиональные курсы. Также Ольга Витальевна является соучредителем Ассоциации поведенческих аналитиков Украины (UABA), и активно распространяет знания об эффективности применения методов прикладного анализа поведения в работе с детьми с аутизмом, участвуя в профессиональных конференциях и посредством публикаций на своей профессиональной странице.
      Мы очень благодарны Ольге Витальевне за ее вклад, и надеемся на многолетнее продолжение плодотворного сотрудничества!

"Функциональный анализ по Хенли" (IISCA): распространенные ошибки в применении процедуры, и как их избежать. Часть 1

     Многие специалисты по прикладному анализу уже наслышаны о процедуре анализа сочетанных (синтезированных) обусловленностей, основанной на интервью (IISCA), которую в профессиональных кругах называют "Функциональный анализ по Хенли", и даже пытаются ее применять в практике. Однако, как и при применении любых других поведенческих процедур, для того, чтобы данная процедура применялась корректно, чтобы результаты процедуры дали действительно валидные результаты, и чтобы вмешательство, разработанное на основе результатов данной процедуры, было эффективным - требуется тщательное изучение деталей процедуры, прохождение обучения и практика под супервизией опытного специалиста, который будет направлять деятельность в нужном ключе, а также предотвращать или исправлять потенциальные ошибки в процессе применения процедуры. Как обычно, процесс приобретения компетенции - долгосрочный и дорогостоящий, и многие специалисты, не обладая достаточными ресурсами, пытаются применять процедуру, услышав доклад на конференции или почитав краткое изложение статьи, в которой данная процедура описана. Что, конечно же, приводит к тому, что сама процедура применяется некорректно, и, в лучшем случае, не приводит к желаемым результатам, а в худшем - наносит ущерб.
     Одно из наиболее частых заблуждений в отношении процедуры "ФА по Хенли" - что это "быстро и легко". Нужно 15-20 минут, и "оп, уже все под контролем!". Это заблуждение часто приводит специалистов к тому, что они проводят процедуру недостаточно тщательно, а иногда - и не проводят ее вовсе. Опросив родителей о том, что для ребенка является наиболее мотивационной и предпочитаемой деятельностью (например, игра в айпад), они делают вывод о том, что если отобрать у ребенка этот предмет или предотвратить деятельность - возникнет нежелательное поведение, и значит, вот оно "сочетанное последствие", которое подкрепляет поведение, и мы будем его использовать при обучении ребенка просьбе "По моему". И упраздняют этап функционального анализа (и так же все понятно!), и сразу переходят к вмешательству.
      Но, часто бывает так, что если тестирование этой гипотезы все-таки проводится, и у ребенка отбирают айпад - он его спокойно отдает. "Упс!" А также может быть такая ситуация, что ребенок изначально, с самого начала процедуры кричит, и айпад вовсе не хочет. Опять не получилось! "Ну, и ладно!" И, несмотря на то, что процедура не получилась - все равно переходят к применению вмешательства.
     На самом деле, проведение процедуры экспериментального анализа является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ! В дальнейшем, при применении вмешательства, придется воссоздавать такие же контролируемые условия, как и в рамках самой процедуры, и если не определить, что же является этими контролируемыми условиями - дальнейшее обучение просьбе "По-моему" будет неэффективным. Даже, если кажется, что все понятно, применение процедуры может показать, что все далеко не так, как мы себе это представляли. Может оказаться так, что если человек, который проводит процедуру, не будет в этот момент делать вид, что сосредоточен на какой-то деятельности (читает газету, смотрит в окно или говорит по телефону), пока ребенок играет в айпад - нежелательное поведение не проявится. Может оказаться так, что если взрослый ласково не разговаривает с ребенком в то время, когда он играет в айпад, то ребенок сам отложит айпад в сторону, и вообще не будет им заниматься и уйдет в другую комнату. Может оказаться так, что если взрослый будет комментировать то, что делает ребенок в процессе игры в айпад, и задавать вопросы - уже спровоцирует нежелательное поведение.
     Следовательно, чтобы избежать данной ошибки, необходимо:

  • 1. Принять то, что процедуру нужно проводить обязательно, и действительно ее проводить.
  • 2. Тщательно спланировать процедуру, и учесть все потенциальные факторы, которые могут повлиять на проявление нежелательного поведения. Нужно спланировать общий контекст - как именно будут выглядеть условия, в каком месте будет "зона подкреплений", где будут располагаться наиболее предпочитаемые виды деятельности, и где будет находиться "зона требований", и как именно будут выглядеть эти требования. Нужно определить, как будет осуществляться наращивание требований. Просто подойти к ребенку и сказать: "Отдай айпад и иди заниматься!" является неправильным действием. Каждый шаг в наращивании требований должен быть тщательно продуман, описан, и выполняться отдельно (дискретно) от следующего. Нужно определить, как именно будет выглядеть целевое поведение. Процедура не предполагает "доведение" ребенка до самой опасной формы поведения. А как выглядит неопасная форма? Падает на пол и кричит? Отворачивается? А как долго длится это поведение? Когда оно закончится? А проявляется ли такое поведение в условиях подкрепления? Например, ребенок может выкрикивать и вокализировать - и когда увлечен игрой в айпад, и когда педагог требует, чтобы он этот айпад отложил в сторону, и пошел заниматься. Можно ли учитывать такое поведение, как "целевое", или не стоит?
  • 3. Нужно применить процедуру и проанализировать, удается ли воссоздать условия, в которых ребенок "счастлив, спокоен и увлечен деятельностью", и удается ли нам вернуть ребенка к этому состоянию сразу после того, как он продемонстрирует целевую реакцию, и мы вернемся к условию подкрепления. Иногда, одно лишь воссоздание условий подкрепления (в которых ребенок "счастлив, спокоен и увлечен деятельностью") может занять 15-20 минут, не говоря уже о дальнейшем переключении тестовых и контрольных условий экспериментальной процедуры. Иногда, берет 3-4 минуты, пока ребенок успокоится после требований. Бывает даже так, что в процессе применения процедуры ребенок засыпает или уходит в другое помещение, и правила проведения процедуры не позволяют его возвращать в кабинет или будить.
  • 4. Если не удалось воссоздать условия, в которых ребенок "счастлив, спокоен и увлечен деятельностью", и нам удается вернуть ребенка к этому состоянию сразу после того, как он продемонстрирует целевую реакцию - НУЖНО ПРОВОДИТЬ ПРОЦЕДУРУ ОПЯТЬ!!! Нельзя сказать: "Ну, и ладно! Вроде как не до конца получилось, но ничего, мы попробовали!". Если не удалось воссоздать нужные условия - значит, в самой процедуре не были учтены существенные компоненты. Значит, их нужно определить. Изменить условия. И сделать еще раз. И если будет нужно - еще раз. До тех пор, пока данные не покажут, что целевое поведение находится под полным контролем. А это может занять не 15-20 минут, а намного больше времени.

     Важно понимать, что основная суть процедуры - не в быстроте и простоте. Быстро и по-простому ее может провести только опытный специалист, который таких процедур провел уже сотни. Специалист, который только лишь начинает осваивать детали этой процедуры, не должен рассчитывать, что ему удастся за 15 минут "все красиво сделать". Это иллюзия, и следовать этой иллюзии - является безответственным и неэтичным поведением. Чтобы корректно выполнить процедуру, нужно выделить на ее проведение достаточно времени и ресурсов, тщательно подготовиться, заручиться поддержкой компетентного специалиста и работать над достижением экспериментального контроля.